Слово...

СЛОВО
… Вначале было Слово…
Господь
Матерь Божья.
Св. Князь Александр,

Философ Александр Иванович Ветлугин
Писатель Вертунов Борис Сергеевич (пишет матом)
Журналист Серегин Глеб Ильич
Политики Иван Федорович Никифоров (Центрист)
Сергей Олегович Прохоров (Правый Фланг)
Михеев Анатолий Ильич (Левый Фланг)
Игорь Игоревич Игорев (Националист)
Батюшка Владимир Православный протоирей
Мизлоев Михаил Олегович Директор Театра
Вахеньков Егор Петрович Порнограф.
Актеры.
Сметанова Ольга Ильина
Вавилов Михаил
Вевихова Мария
Милохин Сергей
Милофеева Светлана







Действие 1.
Передача «К Слову…» Ведет Журналист Серегин.
Серегин. Дамы и господа, добрый вечер. Это программа «Слово». На площадку вызываются Философ господин Ветлугин и Писатель господин Вертунов. Прошу, вас господа. Начинайте.
Философ. Все мы сегодня собрались здесь, чтобы обсудить пьесу, которую, на мой взгляд, аморально ставить в Театре. И мой оппонент, господин Вертунов, с которым я имею честь здесь столкнуться, намерен продолжать писать свои произведения, в том же духе, а ведь вначале было «слово» так что же мы губим сами себя. Зачем, вы, господин Вертунов употребляете ненормативную лексику, тем более что мат, это мат?
Писатель. Пошел вон. Я пишу то, что мне нравиться, и баста. Мне нравиться, писать про секс, и порносекс. И я выражаюсь, так как мне хочется, и баста. Мне нравиться, когда девочки задирают ноги, и демонстрируют свои прелести зрителям, зритель хочет наслаждений, и я ему это наслаждение даю, своими произведениями.
Философ. Но это легализация мата.
Писатель. А он у нас итак он легализован. Я только использую институты народного творчества, я ничего нового не придумывал.
Философ. Но нельзя такого писать, потому что это аморально.
Писатель. Что аморально, то, что пишут на заборах, нет и еще раз нет. Ребенок с детства начинает привыкать к мату, так что хотим мы или нет, но это факт.
Философ. Да, но русский язык, может и обходиться без мата, может и должен. Я хочу лишь предостеречь вас от этих ошибок, ибо у писателя не должно быть надругательств над «великим и могучим».
Писатель. Что вы понимаете под «Великим и могучим»? А я понимаю, и вы мне не указ, как и что я должен делать. У нас свобода слова, что хочу и как хочу, так и пишу, не ваша забота, мне нравится, простому обывателю тоже нравится и баста, дело в шляпе.
Философ. Такие как вы позорят нашу честь и достоинство,
Писатель. ( В гневе) Ну а такие как вы тянут страну назад, обратно в царизм и коммунизм. А мы должны идти по пути демократии и реформ.
Философ. А демократия, это не вседозволенность, извините меня господин Вертунов, это закон, и все подчиняются этому закону. А раз так то есть ли у вас моральное право называться писателем, по-моему, нет.
Писатель. А, вы сами не матерились, раньше, ну, когда были молоды, а?
Философ. По неграмотности, да! Но мы с вами, грамотные люди.
Журналист. Скажите-ка, господин Ветлугин, вы лично за то чтобы мат исключить, во всех сторонах жизни нашего общественного сознания, так? Но ведь ругательство, есть и на заборах, и на стенках наших городов. И пока жив, наш человек он может ругаться, а может и не ругаться. Это дело каждого человека.
Писатель. Так, так.
Журналист. А вы помолчите, господин Вертунов. Ибо литература это одно, а жизнь это совсем другое.
Писатель. Я только хочу сказать, что это за жизнь без матерщины, но я ввожу, мат в литературу, что доходчиво объяснялось бы русскому человеку, что мат это его жизнь, и русский язык, без мата не язык.
Философ. Вот те на, а как же Гоголь, Чернышевский, Пушкин. Они обходились без мата.
Писатель. Они жили, в какое время. В 19 веке, а тогда не матерились, они не простой народ, не быдло, которое пахало с утра до ночи, они культуре были обучены. Они, свет, элита. Люди с блестящим образованием. А я говорю о простом русском смертном, который вкалывает с утра до ночи, которому глубоко наплевать на Пушкина, вместе с Баратынским, и Гоголем. Им нравиться читать то, что им хочется, читать, а я для таких людей и живу.
Философ. Значит, по-вашему, человек из быдла, как вы изволили здесь выразиться, не может выучиться, так чтобы не материться, и не писать матом.
Писатель. Нет, быдло оно и есть быдло.
Журналист. А как же Ломоносов, Горький, и другие личности?
Писатель. Те времена лучше не трогать, тогда главенствовала церковь. Тогда люди боялись произносить бранные словечки, по причине наказания. А сейчас свобода слова, все можно говорить, и все можно писать.
Философ. Значит нужно, чтобы Церковь снова вернула, свои утраченные позиции, которые она утратила, после революции 1917 года.
Писатель (в гневе) Ни за что на свете! Я против того чтобы Церковь стала вмешиваться в нашу светскую жизнь.
Философ. А я за то, чтобы ввели «Закон Божий» в школах, чтобы люди боялись произносить бранные словечки.
Писатель. Никто, слышите меня, никто мне не указ, даже сам Господь Бог.
……. И напрасно.
Философ. Господи, это же. Сама Божья Матушка (креститься, преклонив колено).
Явление 2. Те же и на земле и Божья Матушка на Небесах.
Писатель. Господи! (падает в обморок).
Философ. (Кидается к писателю) Что с ним?
Божья Матушка. Не бойтесь, дети земли русской, он заснул, но он проснется, ибо, Я хочу, чтобы вы люди земные, привели свои законы, светские, наравне с духовными. Следите за словами своими, люди добрые. Иначе, ждут Святую Русь неприятности, и очень большие.
Журналист. Апокалипсис, что ли? (задыхается) Что со мной?
Божья Матушка. Это от того что ты, раб Божий, до сего момента, не предавал значения, Силам Небесным.
Философ. А мне действительно хорошо. Так хорошо, что душа радуется.
Божья Матушка. И возрадуется отныне и во веки! Еще одно, что же вы делаете люди Божьи. Москвичи, не считают за людей, тех, кто из провинции, Областные центры, также не считают за людей тех, кто живет в провинциальных районах, нельзя так жить, люди должны быть братьями между собою.
Журналист. (Отходя от одышки) Своя рубашка, ближе к телу, вот и мы так и поступаем, если человек, умный, а живет не в Центре, а другой умный, но живет в Центре, так кому мы присуждаем лучшее, конечно же, своему, родимому.
Божья Матушка. Нельзя так жить, ибо это не этично. Я глаголю вам дети земли Русской, москвичи должны уважать тех, кто приезжает к ним, почему же вы, например, американцам, делаете поблажки, а своим нет, только лишь потому, что они американцы, так что ли? Или вы уже боитесь, что на вас нападут?
Журналист. Мы боимся собственного народа, ведь мы элита.
Божья Матушка. Собственный народ нужно уважать и почитать, а вы что делаете, богатеете прямо на глазах, только смотрите не навредите своей душе, дорогие россияне, ибо это ведет к обособлению творчества и мысли, свое нужно отдавать, чтобы заслужить жизнь вечную, жизнь без болезни, без нужды.
Журналист. Я теперь прозрел, и буду писать только правду, правду небесную. Очи мои раскрылись, и теперь я увидел все, как прекрасен, и велик Господь!
Божья Матушка. Только писать и все, а как же телевидение, и реклама. Ведь вы рекламируете, низменные сиюминутные вещи, Я понимаю, что лекарственные препараты и другие вещи без которых нельзя человеку жить, на Земле можно пустить и рекламные ролики, но только Правду нужно пускать, а не ложь, вам лишь бы продать товар, подороже, а дальше, пусть мучается человек. Если нет качества вещи, то кто отвечать будет за лживость информационного обеспечения, конечно же, изготовитель, а также рекламодатель, который хвалит сиюминутный товар. Таким образом, ложь, возведенная в «N-ю» степень, от дьявола, и те, кто лжет, будет наказан, или на земле или на Небесах. Помните об этом предприниматели и журналисты России.
Философ. Во истину все по справедливости.
Божья Матушка. Прощайте, люди добрые и помните, что Я вам глаголала, ибо нельзя вам всем лгать и ругаться матом! Прощайте люди добрые. (Исчезает)
Все поют Хвалу Господу.
……. Что со мной было?… (писатель пытается встать)
Журналист. Очнулись! (кидается к Вертунову)
Философ. Ну, слава Богу! (помогает встать)
Писатель. Что со мной было сейчас, это неописуемо. Я видел своего Ангела, который судил меня. Судом праведным.
Философ и журналист (переглянулись)
Писатель. Значит, пока вы были в глубоком обмороке, вас судил сам Ангел.
Писатель. Ну да, и Он мне, сказал, что я талантлив, но нужно только выбросить мат из русского обихода. Иначе, мы все будем болеть, и в болезни умирать, чтобы прийти к Богу очищенными от грехов.
Философ. А как быть с тем спектаклем, который вы собирались ставить.
Писатель. Скорее всего, буду переделывать пьесу. И еще Ангел мне сказал, что если мы не будем делать праведные вещи, то Ангел не сможет ничем помочь.
Все. Во истину чудо то, какое!

Занавес.
Действие 2.
Госдума РФ. Слушается Закон о Свободе Слова и Мысли.
Никифоров. Господа депутаты, (читает по бумажке) сегодня у нас на повестке дня, два вопроса, «О Свободе Слова», и можно ли ввести ограничения, по проблеме использования не цензурных, языковых оборотов. Какие мнения на сей счет? Попросим выступить батюшку Владимира.
Батюшка Владимир. (Поднимается на трибуну) Мир вам братья и сестры. (Крестит депутатов) Вы, конечно, знаете, что произошло на днях, событие особой важности и праведности.
Игорев. Мы не против, ввести в школах учебник Закон Божий, он, кстати, поможет осознать, что можно делать с нашим воспитанием, с нашим Отечеством, а что нельзя. Но я против того чтобы вводили Коран.
Батюшка Владимир. А как же быть с мусульманами, их же не выбросишь отсюда? Мусульманская Вера тоже должна быть представлена в школах, но только среди мусульман, Ведь от этого не уйти.
Игорев. Ну, нет, я категорически настаиваю, чтобы не включали этих ваххабитов в наши школы.
Никифоров. Порядок в зале, я не позволю всех мусульман называть, ваххабитами. Они тоже люди, и я настаиваю, чтобы вы публично, извинились.
Игорев. Ну, нет. Я не буду извиняться, пусть эти ваххабиты сами публично, признаются, что они творят.
Никифоров. Тишина в зале… (кричит, срывая голос) тиши… Господи, что это? Господи…
Появляется со стороны Герба России, Матерь Божья, Царица Небесная.
Явление 2.
Царица Небесная, на троне в Небесах, на земле депутаты.
Вся сцена окутана голубоватой дымкой.
Все депутаты встают на колени, жмурятся лишь некоторые из них.
Батюшка Владимир. Во истину, чудо то, какое? Матерь Божья Казанская!
Матерь Божья. Ты был священником, в Казанском Соборе, поэтому и видишь Меня в этом одеянии. Другие видят Меня в другом обличии.
Игорев. А почему я ничего не вижу, сейчас? И что это за свет такой яркий, что бьет прямо в глаза?
Матерь Божья. Это оттого, что ты не достоин, видеть Меня, но ты достоин, слышать, так слушайте Рабы Божьи! Ибо все вы Рабы Божьи. Покажите себя достойными мужами России, Мусульмане и Христиане, будьте гуманными людьми, делайте все во славу Отечества вашего! Будьте достойными сынами Империи, ибо от вашего «Слова» зависит «Быть или не быть России!» как государству, (поднимает Руку) Будьте достойны своей родины. Слова, которые вы сбрасываете, при помощи ругани, это слова нехорошие, ибо в старости, вы будете умирать долго и мучительно, потому что мат разрушает святость в человеке, его сущность бытия, его ауру. Святость должна быть всегда, особенно в вас рабы Божьи, и сыны Отечества! Вот ты, раб Божий Анатолий, что сделал для своего Отечества? Не бойся, говори, Господь простит тебя.
Прохоров. Я? Ничего, не делал такого, что выходило за рамки закона.
Божья Матерь. Совсем ничего? А как же так получилось что недра земли, которые принадлежат государству и значит, народу принадлежат сейчас крупному капиталу. Я понимаю что заводы и фабрики, могут принадлежать крупному капиталу, а вот недра, леса поля, и земля, не должны переходить ни в коем случае. Ибо это может привести к хаосу и революции. А второй такой революции Россия не переживет. Это будет началом конца. Как только Россия распадется, наступит полный хаос в мире. Апокалипсис. Рабы Божьи, нужно остановить это брожение, иначе будет всем плохо, и здесь на земле и на Небесах. Почему рождается, меньше чем умирает, россиян? Вы же не хотите, чтобы население вымерло полностью. Я обращаюсь ко всем славянам, если Россия падет, то будет хаос. Великий Хаос. Поэтому нельзя, чтобы Россия пала. Нельзя этого допустить. Словом нужно воспитывать душу Божьим словом.
Игорев. В истину, по справедливости.
Михеев. Я коммунист, я не верил, во Христа.
Божья Матушка. Но ведь именно Христианство проповедовало равенство. «Не убий!», «Не укради!», А коммунизм и должен быть Христианским, почему же вы изначально отвергли эту идею? За это и поплатились вы, коммунисты, и теперь вам никто не верит. Вы же убивали и своих и чужих. А разве Господь даровал вам истреблять своих? Нет.
Игорев. Коммунисты, должны каяться пред Богом!
Божья Матушка. Подойди ко мне, Раб Божий Игорь. Любить свое Отечество это хорошо, но много ли ты делал для него! А ты, раб Божий Игорь, что сделал ты для строительства Российского Дома.
Игорев. Я, что сделал я? Я ратую за возрождение отечества.
Божья Матушка. Кровавыми способами, так? Так. Но за все придется платить, Раб Божий! Но только не кровью.
Игорев. А если по-другому не получается?
Божья Матушка. Вы тоже должны каяться пред Богом. Потому что проповедовать идеи русского нацизма и шовинизма это преступно. Тем более в России. Лучше делайте все для беспризорных детей, их очень много. Их нужно приютить, как Макаренко в свое время. Исключать нужно детскую преступность, смотрите в корень проблемы, и все будет хорошо. Так что договаривайтесь с вашими соседями и все будет хорошо. Но и умейте показывать зубы, когда нужно. А теперь Рабы Божьи, прощайте, и помните, что Я глаголала вам дети Земли Русской. Помните и не забывайте ни Господа, ни Меня. Спаси и помилуй Вас Бог. (Крестит и исчезает).
Все встают на колени и молятся.
Занавес.

Явление 3.
Государственная Дума.
Батюшка Владимир. Чудо, то какое! Воистину, Бог и Русь Святая есть.
Просияла Матерь Божья, Царица Небесная! Господи, Спаси и сохрани Народ России, будь, то Христиане и Мусульмане, все мы верующие. И все становятся верующими. (Крестит зал) Аминь…

Действие 3.
Явление 1.
Большой Театр.
Репетиция.
Слышится нецензурная брань
Вавилов. (Восседая на троне)
Вокруг этого трона танцуют обнаженные люди.
Слышится речь:
Актриса 1.
О, этот мир, прекрасный, обнаженный,
Он непорочный, чистый, светлый
Актер
Да буду в мире я прожженный
Я куплетист, и стал заветный
О, милая моя Огнива
Приди ко мне и дай огня,
Душа Руси всегда сонлива
И дай ты секса для меня
Дай мне любви, троянский конь
Не то я враз тебя уволю
Актриса
Попробуй ты меня уволь
Я на тебя всю жизнь злословлю
О, сатана, убей его
Пронзи, никчемное созданье
Нет, не нужно мне оправданье
Я не люблю тебя…
Актер
Давно?
Как ты могла, о горе мне
Пи… ты, не пи… ты мне
(Собирается изнасиловать прямо на сцене)
небеса открываются.
Входит Господь и начинает Свой Монолог.
Явление 2.
Господь
Остановите люди, се явление,
Ну как так можно, такое говорить
Театру нанести то оскорбление
Ведь драматургов больше не родить
Остановитесь люди, это делать
Мужчина, женщина должны жить по любви
А третьего не нужно чтоб проведать
Чем занимаетесь, развратом вы все дни.
Мужчины, женщины оденьтесь, слово вам,
Что можете сказать Мне в оправданье
Ответьте Мне, какое начинанье,
Вы оставляете себе лишь по статьям
Читали ли закон Мой или нет?
Прелюбодеяние достойно наказаний,
У вас мужья и жены есть, а вы,
Вы не достойны, жить среди любви.
Все ваши действия достойны порицаний.
Раба Божья Ольга
(преклонив колено)
Мой Бог прозрела я, но мир наш не прозрел
И мы достойны только наказаний
Кто плод сомнений до конца не доглядел
Бог выбрал нас лишь для Своих посланий
Сомненья прочь с души моей теперь
Я закрываю в ярости всю трель,
И ухожу, театр стал таков
Для тысячи и тысячи волков
Шекспиры и Мольеры где они?
Теперь пришли другие короли.
Другие времена пришли на смену им,
Порнуха, секс, мир должен стать другим.
Каким он должен быть, не мне судить,
Тебе, мой Бог, Тебе дела вершить.
На Небе, но сейчас Ты на Земле
Спасибо Боже, что не стою во мгле!
Что прояснился ум мой, непроста,
Что разум был мой просто нищета,
Ничтожество, разврат, глаза горят
И много сладострастия хотят
Теперь я говорю, что это грех,
Любовью заниматься на глазах у всех.
Любовь должна быть, только лишь одна
Любовь должна быть там, где тишина,
В ней создается только мирозданье,
И тишина в миру и осознанье
Что каждый день, в любви мы можем жить
Так есть ли право нам в любви не быть?
И я встаю лишь на колени, как к Царю
Тебя я, Господи,
(встает на колени)
сейчас молю!
Чтобы простил, меня за этот грех
За «слово» Ты прости меня и всех.
Грехи сладки, но будем ли мы жить?
Тебя Господь, должна сейчас молить.
Вавилов
Прости меня Господь, я согрешил!
Такую женщину как Ольга, я любил
И матом я бранился, не скулил
Что в мире есть любовь и райский пыл!
Прости нас всех, прости, землян людей
Труднее сделать мир гуманней и добрей.
Милохин.
(опускается на колени)
Я матом крыл, какой я был глупец,
Прости меня Господь, Ты наш Отец
Я буду теперь с верностью служить,
Пошли мне Отче добрым просто быть.
Теперь мы поняли, что делать нам…
Господь
Убрать вам нужно брань, как сущий хлам!
А также злые помыслы и помышления,
И верить Богу безо лжи и осуждения
Отцу Небесному, Святому Духу, Мне.
Что есть у вас в вере на Земле?
Что есть святого, в вас самих?
Все хором
Душа?
И сердце, милосердие, добро, мечта
Надежда, вера, любовь и сострадание
И материнство будет в оправдание,
Нуждается не в аборте, а в любви,
Все это в генах человека и крови.
Господь помилуй, спаси и сохрани!
На все оставшиеся в этом мире дни!
Теперь мы понимаем, что к чему,
И злу всем нужно объявить войну.
Пора и брань, поставить под запрет.
О, Всемогущий Божий лучший Свет
Во Имя Бога, и Божьих душ людей,
Пусть станет мир, наш чуточку добрей.
Господь
Земля всех примет, помните о сем
Но чтобы вы не заносили сор в свой дом.
Я, к вам сошел, потому что небеса
Глаголют истину вам без конца,
Но вы живете, не по дням, а по часам,
Закон небесный не соблюден, и к вам,
Явилось Слово Божье Свет небес,
Который сотворил, Господь Отец!
Я здесь, не для того чтоб вас судить
Придет другое время, Суд вершить,
Вы все придете через Дух Святой,
Он будет вечно только золотой
Поступками поднимете его,
Но только те, кому это дано,
Я исчезаю, помните любовь,
Какую, Я даю, иначе кровь,
У вас вся будет только проливаться,
Как боли ада будут измываться.
Духовный Крест Я вам сейчас даю,
Чтоб не предали душу всю огню!
Прощайте, славьте вы Отца,
Который даровал вам жизнь с крыльца,
(исчезает).
Все хором
Прощай Господь, да будет мир един!
Во имя Господа, Аминь, Аминь.
Конец

Красников

Комментарии

Кегль - 17.11.2009 20:13:50

Я бы изменил конец этой истории, приблизив ближе к Евангелию. Например, в конце является Ангел и объявляет, что явление Матери было обольщением. И вместо нее являлась самозванка, чтобы увести всех людей от чистого апостолького Евангелия. Ибо тетка эта (в этой сказке) и правда извратила христианское учение, заменив истиный Божий свет в конце тонеля, идеей о том, что Бог принес не искупление во Христе, а токма нравственные устои.


Аминь - 24.11.2009 18:34:59

Согласен с Кеглем


Имя:

Код подтверждения: введите цифрами сумму чисел: 5 + 7

Текст:

Жанры

Активные авторы

Все авторы: