Проблема национальности в христианстве (заметку посвящаю Станиславу Вершинину).

Однажды в 2001 году, я беседовал со своим начальником о принципах современного кадрового менеджмента и выразил своё видение главного правила руководства людьми формулой «максимум уважения к сотруднику при максимуме требовательности к нему».
Как правильно смотреть на человека? Кто он такой и что он такое, что так ценен у Бога?
Далее последуют скучные «ботанические» рассуждения. Их можно не читать.

В философии кадрового руководства в деле воспитания спецов существует 2 подхода: антропоцентрический и социоцентрический.
Первый гласит, что человеку важнее всего раскрыть своё я, и работа организации состоит в том, чтобы создать условия, при которых работник проявил бы себя максимально. Этот же принцип гласит, что работнику нет ничего дороже его зарплаты, чувства защищённости на рабочем месте, возможности карьерного роста. Организация мыслится как команда единомышленников, в которой человек играет свою партию, как в духовом оркестре (в общем-то, здесь и работает принцип «максимум уважения к сотруднику при максимуме требовательности к нему»). Но организация также предъявляет огромные требования к компетентности сотрудника, а это огромный профессиональный накал и даёт человеку громадный душевный стресс.
При социоцентрическом подходе человек мыслится не как личность, а как «винтик» огромного трудового процесса. Его внутренний мир не важен, нужна его отдача, КПД. Иными словами, «жила бы страна родная – и нету иных забот». Важно общество, группа сотрудников (цех, отдел), а сам работник понимается как трудовая единица. «Незаменимых людей нет», -- знаменитая сталинская формула возможна только во 2-м подходе.
Не знаю, как читатели, а я представил себе антропоцентрический принцип как демократический (не путать с тем матным словом, которое вспоминается при словосочетании «демократия 1990-х годов»). Второй принцип – авторитарный, его мы все наелись при коммунистах.
Однако не стоит говорить, что один подход характерен для Европы, а другой – для Азии.


Принцип «максимум уважения к сотруднику при максимуме требовательности к нему» -- более подходит протестантизму, хотя наблюдаем его и в католических странах Но всё же: вспомните 95 тезисов Мартина Лютера: для него важнее всего, чтобы признали его Я как самоценную личность, чтобы этому Я доказали, как он может спастись в соответствии со Священным Писанием, а не по Священному Преданию. В протестантизме Я и моё личное спасение сразу бросаются в глаза, когда сопоставляешь проблему личности в других конфессиях. Во всяком случае, в православии ни разу я не слышал формулу «прими Иисуса Христа как своего личного спасителя». В православии и католицизме гораздо уверенней вам скажут: в молитве «Отче наш» говорится «хлеб НАШ насущный даждь НАМ днесь, и остави НАМ долги НАША…». Да и молитва называется не «Отче мой».
Взглянем на внешнюю сторону. Пышное убранство католических и православных храмов, длительные богослужения. Интерьер церквей расписан талантливыми и гениальными художниками. Хоровое и/или органное звучание духовной музыки также есть не только фон, но и форма службы, и форма познания мира, и способ отражения познания Бога, и способ познания самого себя, и творчество. Конечно, человек здесь не «винтик». Но вот что заметно: в римском католицизме важнее всего познание мира и вселенной, универсализм. Это своего рода движение из себя, ЭКСТРАВЕРСИЯ. Отсюда такое количество росписей в соборах, отсюда такая обрядность, отсюда же и крестовые походы, отсюда же желание Христофора Колумба окатоличить всю латинскую Америку, сделав индейцев немедленно рабами Испанской короны (католицизм вообще понимает человека в динамике: если ты недеятельный, неделовой человек, то ты непонятен, даже ленивцем назовут! Какая великая разница с византийским исихазмом: его статичностью, спокойностью, неторопливостью, РЕФЛЕКСИЕЙ! Как непохожи католический и православный монахи! Для православного характерна ИНТРАВЕРСИЯ).
Зайдем в кирху. «Я лютеран люблю богослуженье, обряд их строгий, важный и простой – сих голых стен, сей храмины пустой понятно мне высокое ученье» (Ф.И. Тютчев). Что есть? Музыка, пение, причастие. Нет строгой иерархии, нет святых. Лютеранская кирха внутри даже никак не пахнет, зато в католической и православной церквах сразу ощущаешь запах ладана («Ваши пальцы пахнут ладаном, а в ресницах спит печаль». А. Вертинский) и свечей.
Зато протестантизм удивительно углублен в себя, аналитичен, а также интраверсивен. Протестанты дали миру великих исследователей Библии – осмелюсь заявить, что протестанты России (только не путать с тоталитарными сектами, список которых есть у нашего правительства) дадут фору большинству православных РФ в знании посланий ап. Павла. Православный гораздо легче вспомнит, какому святому в какой нужде помолиться, чем содержание послания к Евреям. Во всяком случае, мне так кажется. Похоже, что так, как протестантизм, Библию не рассматривал, не рассмотрел и не продолжает исследовать под микроскопом никто. И в этом – историческая и богословская ценность протестантизма, его культурная и цивилизационная значимость.
Внутренний мир, мир Библии, мир своих чувств нашёл своё отражение в искусстве протестантизма. Нет росписей в доме молитвы? Зато есть огромная художественная и богословская литература, есть продолжительная и умная речь пастора, требующая включиться думать головой, настроиться на интеллектуальную волну. Именно протестантизм с его интересом к внутреннему миру сознания дал миру Гёте (вспомним:
"Ко мне, мой младенец: в дуброве моей
Узнаешь прекрасных моих дочерей:
При месяце будут играть и летать,
Играя, летая, тебя усыплять". («Лесной царь»).
Позже все эти жути сознательной и посознательной мистики будет осмысливать австрийский психолог Зигмунд Фройд, которого мы называем Фрейд. Затем его идеи оспорит, но и продолжит К.Г. Юнг (Карл Густав Юнг родился в семье священника евангелически-реформатской церкви. Семья Юнгов происходила из Германии).
Интересно, почему протестантизм более интересуется не познанием мира, а познанием человека, а католицизм наоборот?
Ответ мы найдем в истории. Германские народы вообще не созданы, на мой взгляд, к расширению своих владений. Да простят мне читатели. Да-да, я считаю, что немцы проиграли две великие войны ХХ века именно потому, что с древнейших времён привыкли бороться с соседями-франками (кстати, братская им народность), со славянами, с тогдашними варварами типа авары, венгры, гунны, готы. Но такие далёкие походы, как к Москве в 1941 году, они никогда не совершали.
А вот романские народы именно шли в мир, интересовались ойкуменой: открывали Новый свет (тот самый генуэзец), в Риме загорелись идеей крестовых походов (идея папы Урбана Второго). Лютеру не нужно было отвоёвывать гроб Господень на Сионе. Ему нужно было «сердце, полное веры». В Германии вообще есть старинное название Фатерлянда – «наш милый Фриц». В этом прозвище – семейные идеалы немца с его октобер-фест и прочными семейными устоями. И только оккультист, противник христианской веры Гитлер гонялся за первыми христианскими реликвиями, пытаясь овладеть таинственной их силой.
Почему такая разница в христианском взгляде на человека и на мир у католиков и у протестантов? Национальность выступила катализатором различий. Когда группа народностей становится нацией, появляется конфликт старого и нового сознания. Что-то отсекается, что-то укрепляется. Так вышло и в Х веке (первый Ренессанс), так эти тенденции усилились и в XV-XVI веках.
Почему один народ таков, а другой вот эдаков? Не знаю. Это загадка. Разумеется, влияет климат, пища, язык, что-то ещё.
Европа вообще была в позднем рабовладельческом строе и в раннем средневековье собранием разных народностей. Здесь «свалялись» все, кто шёл из глубин Азии. Россия в этом случае была просто промежуточной станцией. Только восточные славяне, частично финно-угорские племена из нынешней Монголии и частично тюрки основались здесь капитально.
В Европе не так много богатств: она скудна ресурсами. Известно, что простые солдаты крестовых походов, будучи у себя на родине подмастерьями, оказавшись на горах и равнинах Палестины (ныне государство Израиль) в годичный срок оказывались зажиточными крестьянами либо богачами-ремесленниками. И дело в хозяйственном подходе, а не в грабежах. Они все попереженились на местном населении и завели себе там собственность. Плодородная, знаете ли, на Востоке земля. Да и тепло к тому же – снимать можно по 2 урожая в год. Никто из прежних солдат не хотел возвращаться в Европу на мякину.
А там при скученности населения быстро возникла своя культура и цивилизация. В чём её особенности – читайте труды по истории Средневекового Запада. Я тут немного коснулся этого вопроса.
А что же Русь? При внимательном изучении оказывается, что Русь тоже пережила 2 Ренессанса (в Х веке, крестившись) и в XVI веке, создав новое государство Россия. Читая материалы по истории того же Б.А. Рыбакова, Костомарова, Д.С.Лихачёва, понимаешь, что Русь не была отделена от Европы. Образованные круги и просто внимательная публика прекрасно знали, что творится «на … Западе, в стране святых чудес» (А.С.Хомяков). И русские никакие не les savages, которые, якобы, сидят на Западно-Европейской равнине и поют «Дубинушку». Популярнейшими жанрами древнерусского человека были жития святых и хождения (мы знаем только заметки Аф. Никитина, а в действительности хождений были сотни начиная с 12 века – люди интересовались, что делается за кордоном – в Европе, на Святой Земле, в Византии).
В современной европейской части России плотность населения такова: 2 подъезда «хрущёвки» на квадратный километр.
Поэтому во многом огромность территории с малочисленностью населения стали причиной «своего» пути в России. Мне представляется, что русское православие соединило, синтезировало в себе поток универсализма католицизма и интерес к внутреннему миру человека, как в протестантизме, взяв также глубокий психологизм у византийцев. С единственным минусом: в нашем православии очень не любят чувственность, какового много в католицизме. Но вместе с чувственностью не особенно русский православный человек ценит и чувства. Поэтому в России многие не понимают разницы между психологом и психиатром, а воспитание чувств, культура эмоций вообще отсутствует как направление в российской педагогике да и в русских семьях, зачастую. В Японии, например, есть учебный предмет в школе: как вести себя в общественном месте (на кладбище, в больнице, в магазине. О чём можно говорить пациентам в поликлинике друг с другом, о чём не стоит. Так мне рассказывали знающие люди). У нас ничего такого нет. Поэтому я немедленно выхожу из трамвая, когда туда заходят школьники-подростки, направляющиеся на экскурсию. Никому не хочется в России воспитывать умение быть вежливым. Чем живёт душа подростка, знает только он сам. Поэтому современный подросток безумно боится трёх вещей:
1. Нищета.
2. Одиночество.
И молодёжь очень-очень хочет выговориться, «чтоб тебя услышали». Помните, что такое советской души счастье – «это когда тебя понимают». А здесь – «когда тебя выслушали». Dixi et animam levavit.
Поэтому в России так ценна была исповедь священнику. И толковый священник не оскорблял прихожанина, а сочувствовал ему, давал совет-рекомендацию, иногда – епитимью (наказ по исправлению, типа штрафной работы для души).
Как ценно то, что возрождается религия. Отлично знаю, как в приходе христиан-ЕХМС, насчитывающим всего 15 человек, принято вслух обращаться при всех с молитвенными нуждами, и вся община совместно молится. В православии вновь появляется культура исповеди. И потрясающе жаль атеистов, которые потеряли инструкторов райкома, но не нашли «нового берега», где можно было бы «преклонить голову». У них нет Того, Который просит: (Приидите ко Мне вси труждающиися и обремененнии, и Аз упокою вы) (Мф. 11: 28).
Каким же путём пойдёт Россия? Как восторжествует в ней формула «максимум уважения к сотруднику при максимуме требовательности к нему»? Останется ли только вторая часть, превратившись в безбожное «я начальник – ты дурак»? Этого не знает никто. Но я предполагаю, что как тысячи лет назад проносились по нашему отечеству восточные народы, так будет и впредь. Есть мнение, будто государство ханьцев станет христианским. Если нет, то будем иметь дело с могучим народом, не просвещённым Христовой истиной. Но самый главный вопрос: остается ли в России христианство? "Обаче Сын Человеческий пришед убо обрящет ли веру на земли?" (Лк. 18, 8).И какие деноминации будут в России существовать?
Вадим Михайлов.

Вадим Михайлов

Комментарии

Анита - 26.06.2008 07:43:14

Хорошо. Спасибо. Понравлось и согласна.


Станислав - 26.06.2008 07:47:16

Похоже, от нашего обмена любезностями я неплохо выиграл: ваше произведение глубже и выше. Правда, за изысканностью речи некоторые факты немного размываются. Я бы, например, сказал прямо и грубо: народы куют религии и богов по своему подобию. Византийский вариант христианства оказался русским как нельзя кстати, и теперь мы видим православие как русскую национальную идею с Христом в качестве паровоза. Можно еще сказать о силе "духа нации": немцы, шведы, японцы, корейцы и др. народы, потерпев поражение, поменяли свой менталитет - и очень выиграли. Нас поражения ничему не учат: бабы еще Ивашек нарожают. Необычайно гордый и сильный дух национально-имперского величия. По сути, мы, бывшие коммунисты, являемся последними и самыми упрямыми империалистами в мире. Дух настолько сильный, что исковеркал и попортил азиатчиной любые учения, приходящие извне (а иных, похоже, и не было): христианство, царизм, социализм с коммунизмом, теперь и демократию с рынком.
На этом фоне мой прогноз однозначно пессимистичный: пока Россия не покается, не назовет вещи своими именами, не выкинет на помойку истории доморощенные извращения западных учений вместе с мумиями, не оставит лжи и мании величия - не видать нам не только величия, но даже сытости, и остатки империи развалятся.


Вадим - 27.06.2008 08:39:22

Здравствуйте. Спасибо Станиславу и Аните за отклики.
Насчёт паровоза скажу, что счастлив человек, у которого паровоз есть Бог. То же и у отдельного народа.
А за покаяние жму Вам руку. Интересно, что первыми словами Христа людям был призыв к покаянию, а не что-то ещё.
И, разумеется, насчёт обучения истории. "История ничему не учит, но наказывает", -- сказал Ключевский.
Спасибо Вам, Станислав, за комплимент насчёт глубины статьи: сейчас я вижу, что вышло немного сумбурно и есть что переработать. Аминь.


Думало - 28.06.2008 19:25:17

С интересом прочитал.
Единственное, что не понял - почему автор ставит в пример непротестантскую японию.


Вадим - 30.06.2008 11:42:12

Здравствуйте, Думало. Благодарю Вас за внимание к моей статье.
Ваше недоумение о непротестантской Японии мне ясно. Знакомясь с разными людьми, людьми разных этносов и верований я заметил то свойство, которое высветил Господь в кн. Бытие, 8: 21 -- 22, а именно: "21. И обонял Господь приятное благоухание, и сказал Господь в сердце Своем: не буду больше проклинать землю за человека, потому что помышление сердца человеческого - зло от юности его; и не буду больше поражать всего живущего, как Я сделал:
22. впредь во все дни земли сеяние и жатва, холод и зной, лето и зима, день и ночь не прекратятся". Люди везде люди. И если в непротестантской Японии чго-то есть хорошее, то следует попросить у Господа благословить это явление и для нашей жизни. В конце-то концов, ездят же наши люди на непротестантских "Тоётах"!

И напоследок расскажу один эпизод. В отделе, где я работал, привыкли, что к одной коллеге в обед частенько заходит восьмилетний сын. Мальчик учится в лицее. Однажды заместитель начальника сидела в нашей комнате за своим рабочим столом и говорила по производственному вопросу по телефону ГТС. Подошёл этот самый ребёнок и попросил её: "Положите трубку, мне нужно позвонить папе". Все в отделе перестали работать и уставились на данного "героя". Если бы вы видели глаза нашей замначальницы! Какие это были глаза!!!
Я себя перед Христом чищу. Какое мне дело до Японии, если в моём характере есть недостатки. Какое мне дело до Японии, если я устал от хамства? Какое мне дело до Японии, если там детей учат не хамить людям?
Нам, христианам, следует больше и чаще любить своих детей, но не баловать их. Я так думаю!
С уважением, Вадим.



Думало - 01.07.2008 15:29:32

Все понятно. В Бытие, 8: 21 -- 22 написано про японцев. А по отношению к остальным народам действует принцип описанный в статье.


Иванов - 15.07.2008 23:13:21

Я думаю, что христианские страны живут лучше, и протестанские особенно. Но это не только потому, что учение библейское воспитывает, а потому что Бог благословляет.


Михаил - 21.05.2013 17:18:10

Во всяком случае, в православии ни разу я не слышал формулу «прими Иисуса Христа как своего личного спасителя»
Это не ПРАВОСЛАВИЕ а ПРАВОВЕРИЕ, не существует православных христиан, есть правоверные христиане либо ортодоксальные, ПРАВОСЛАВИЕ это совершенно другая религия никак к Христианству не относится.


Имя:

Код подтверждения: введите цифрами сумму чисел: 9 + 4

Текст:

Жанры

Активные авторы

Все авторы: