Взгляд фрески.

Взгляд фрески.





Хадишат накрылась с головой одеялом, не желая слышать этот противный голос. Видно, сегодня ее мать Жанна с левой ноги встала: орет и орет без умолку.

-…Скотина ты этакая! Целый день из угла в угол с наушниками ходишь! Нет, чтобы посуду помыть или пол подмести. Я не знаю, за что схватиться: деньги делать или с базара еду тащить. А у тебя других забот нет: телевизор или мобильник…

Вот, заколебала! На каникулах и то житья нет. Совсем мать без понятия. Можно ли так человеку в 13 лет мозги песочить и давить на эту, как его, хрупкую психику подростка?

Хадишат терпела до упора. Но когда поняла, что фонтан никак не усыхает, а, наоборот, идет все с большим напором (того и гляди, эта истеричка в волосы вцепится), пошла на прорыв. Быстро надела майку, джинсы, и крикнув «Заткнись!», выскользнула за дверь.

За спиной разъяренная Жанна метала громы, молнии и хозяйские табуретки.

Оказавшись на улице пригорода Стамбула, Хадишат вздохнула полной грудью. Ну, наконец-то свобода. По крайней мере, до вечера, пока мать не явится с базара.

Хадишат, поигрывая мобильником, деловито отправилась к огромной толкучке - немного развеяться от перенесенного стресса.

Вот повезло ей с предками - слов нет. Семейка Адамсов, да и только!

Мать - тощая, крикливая челночница, постаревшая на рейсе Стамбул - Тбилиси, дядя Сурик - еще тот кадр, с понтом отца - сбежавшего турка, ей, Хадишат, заменяет и бабка Аракси, пронырливая скукоженная перечница с искривленным, как неспелый бадриджан, носом.

Весь школьный год, пока мать пашет в Турции, эти двое птеродактилей, каждый по-своему, донимают Хадишат своими лекциями.

Придешь со школы, бабка тут как тут, уже с порога заводит свою шарманку скрипучим голосом.

- Што ходишь без дела! Сядь, уроки учи! - и шипит себе под нос. - У-у, турецкая кровь, будь она неладна! В кого только такая бездельница уродилась?

Никак старуха не может смириться с тем фактом, что у нее, у армянки, внучка турчанка - плод любви дочки Жанны и подвалившего к ней в 1994 году в стамбульской гостинице местного Хусейна.

Хадишат, правда, тут же сажает бабку на место, не дает ей распоясываться, но настроение уже явно испорчено.

Попозже дядя Сурик со своей малярки придет - свою мораль будет гнуть. О пользе духовных ценностей начнет распинаться. Дескать, Хадишат должна слушать не Диму Билана, а какого-то доисторического Баха с прибабахом.

Нет, правильно его мать чморит, когда раз в полгода из Турции приезжает:

- Разве ты мужчина? Все в доме валится, а ты последние деньги на церковные книжки да на монастыри раскидываешь! Толку от тебя, как от козла молока!

Сурик вообще по жизни антиквар. В него вся армянская родня пальцем тычет:

- Чего ты таскаешься в русскую церковь? Чем тебе наш Сурб-Геворк плох?! Тьфу на тебя, как на патриота!

Сурик на них - ноль внимания. Он ведь чикчирикнутый немного. На оскорбления не обижается, деньги ему до лампочки. Только запрется у себя в комнате, сплошь заставленной иконами и книгами, и молится о вразумлении заблудших Жанны, Аракси, Рипсиме и прочих окружающих.

Рипсиме это и есть Хадишат в крещении, на котором тоже Сурик в свое время настоял. Первомученицу Армении таким макаром почтил.

А в заблудшие она угодила после того, как дяде отпор дала.

Давным-давно, еще до школы, Сурик водил ее в церковь на Причастие и учил молиться. Хадишат его по малолетству, конечно, разинув рот, слушала. А бывало, даже плакала. Все ей Христа распятого было жалко.

Вечно у дяди с матерью из-за этого были контры.

- Не приставай к моей дочери! - зверела Жанна. - Монахиню - черную ворону из нее хочешь сделать! Вот заведи своих и забивай им голову всякой дрянью! А к моей не лезь!…

Потом Хадишат подросла и стала интересоваться более современными вещами: дисками, мобильниками и другими прелестями технического прогресса.

И как-то, на очередное предложение Сурика сходить на исповедь, по-матерински отрубила.

- Отцепись от меня! Все равно скоро в Турцию насовсем уеду. Зачем мне все это?

Потемнел дядя смуглым лицом и отошел, ничего не сказав.

Ночью, сквозь сон, услышала Хадишат из комнаты Сурика что-то новое:

- Святой Георгий Гурджи, моли Христа Бога о заблудшей девице Рипсиме спастися душе ее.

Хадишат интересно стало. Вот и спросила утром, как бы, между прочим, набирая смску.

- Сурик, а кто такой Георгий Гурджи?

(Дядя у нее - ходячая энциклопедия на всякие такие штуки. Хлебом не корми - дай рассказать про всякую древность.) Он и начал неспеша.

- …Его память Греческая церковь отмечает 2-ого января. Георгий еще ребенком был украден турками из Грузии. Жил он на острове Лесбос. Постепенно, живя среди мусульман, забыл Христа и принял ислам. Жил он самой обыкновенной жизнью, женился, содержал семью торговлей, по пятницам ходил в мечеть. Словом, был как все. Когда ему перевалило за 70, пришел к мулле, снял чалму и объявил: «Я христианин и хочу умереть в своей вере!». Его сперва для вразумления посадили в тюрьму. Потом повесили, т.к. он не отрекся. Произошло это в 1770 году…

Хадишат только костлявым плечом пренебрежительно дернула. Не стоило и спрашивать. Все равно не поняла, чего человеку спокойно не жилось. Умер бы, как все, тихо - мирно в своей постели.

Ей, вон, как девчонки в классе завидуют, что она каждое лето в Средиземном море купается и по-турецки шпарит. Подрастет, может, какого-нибудь богатого турка поймает и свою жизнь устроит. Тогда матери не придется мотаться с сумками по базарам и от полиции прятаться.

Хадишат уверенно двигалась по узким кривым улочкам. Ей все здесь, в Турции, нравится. Запросто можно от проблем отключиться. Столько вокруг разноцветных вывесок, шума, разговоров.

Проходила мимо одного магазинчика, только кинула взгляд и сразу усекла: эге, шухур начинается.

Хозяин - лысый толстяк, указывая на минареты коричневым толстым пальцем, внушал туристу-грузину.

- Наша вера самая лучшая! - и потом презрительно ткнул на нательный крест покупателя, - не то, что у вас!

Тот тут же завелся и что-то яростно стал ему доказывать на грузинском.

Хадишат усмехнулась и пошла дальше. Через 5 минут за спиной раздались крики. Подкатила машина с мигалкой и двое дюжих полицейских втолкнули туриста в кабину. За ним следом выскочил хозяин магазина, крича.

- Он оскорбил пророка Магомеда! - и, ругаясь, что-то швырнул в след газанувшей машине

Хадишат вытянула шею - в пыли поблескивал сорванный серебряный крест.

Сколько, все-таки, психов вокруг. Чего, спрашивается, нервы друг другу портят.

Захотелось почему-то подойти и поднять брошенную вещь. Но в Турции в таком случае лучше пройти мимо. И Хадишат заторопилась вперед.

Ноги сами собой вынесли ее к мечети Айя-София, а в голове как по заказу всплыл голос всезнайки-дяди.

- …Когда Византия пала и турки захватили Константинополь, в церкви святой Софии шла Литургия. Священник, помолившись, взял Дары и вошел с ними в стену, и камни алтаря скрыли его от нападавших…

Хадишат во все глаза смотрела на величественное здание с покатой крышей. Минареты, как часовые, стояли в отдалении.

Церковь без креста. Будто не хватает самого главного. А что внутри?

Хадишат, давно обходившая все церкви и музеи стороной, вошла внутрь. Первое, что увидела: ковры и огромные черные щиты с сурами из Корана на стенах. Сверху, сквозь побелку проглядывались лики святых. Их требовательные и одновременно печальные глаза смотрели прямо на Хадишат.

Этот взгляд живых глаз из мертвого камня подарил ей неясную восторженную радость. Ведь она, Хадишат, тоже каким-то образом принадлежит к этой вечной всепобеждающей силе, которую не уничтожили ни века, ни краска, ни злые люди.

Девочка достала мобильник и с оглядкой на тех, кто был рядом, стала снимать неистребимые милые черты, которые нельзя не любить.

И сразу стало ранее непонятое, почему тот незнакомый человек 70 лет спокойно проживший мусульманином, вдруг захотел умереть христианином.

7.07.07





































Sarajishvili Maria

Комментарии

Ин ког ни тО - 23.04.2008 11:25:26

Ранее непонятное стало ещё непонятнее или стало понятно - выбрать на вкус читателя.
Для меня - осталось непонятным, почему он "70 лет спокойно проживший мусульманином, вдруг захотел умереть христианином".
Редко сейчас встретишь такого мусульманина.


Анита - 23.04.2008 12:19:06

И много вы встречали мусульман, которым за 70?


Ин ког ни тО - 23.04.2008 12:29:05

А, типа если бы они смогли дотянуть до 70-ти, то -всенепременно стали бы христианами?


Анита - 23.04.2008 13:52:03

Нет, типа опыта жизненного у вас маловато, потому и непонятно многое...Что ж непонятного в том, что человек обратился к Богу?Это случается с некоторыми и в разном возрасте.


ИМХО - 23.04.2008 14:02:16

Анита, а вам уже небось за 70?
Солидный опыт, однако


Ин ког ни тО - 23.04.2008 14:06:18

Не буду спорить, Лена, с Вами насчёт жизненого опыта. Может, и маловато.
Что касается непонятного, то я имел ввиду:
- во-первых, в последнем предложении пропущено слово или два;
- во-вторых, непонятно, почему он спокойно жил 70 лет мусульманином, тогда как был ранее христианином;
- в-третьих, непонятно, как Хадишат стало вдруг всё понятно.


Анита - 23.04.2008 15:21:38

Имхо
Соскучился че ли?))). Однако, мне не 70))))), но опыт солидный.


ИМХО - 23.04.2008 19:38:10

Аните
Я понял, типа год за два


Станислав - 26.04.2008 06:47:31

Зря Инкогнито чепляется. Слова-то пропущены, но все ОЧЕНЬ понятно - как везде у Марии. Она пишет жизнь такой, какая она есть - не укладывающейся в формулы типа 2х2=4. Чего с нее спрашивать, если жизнь такая?
Другой святой вон всю жизнь гадом прожил, шутом при царях. И все над христианами издевался! Однажды придумал шутку - притащил чан с водой и полез в него "креститься". Окунулся с формулой "Во имя..." - и вылез настоящим христианином! Его сперва не поняли - смеялись, а когда поняли - казнили. А потом к лику святых причислили - за что, спрашивается? Инкогнито бы против был...


Анита - 28.04.2008 06:00:49

Стас
Сашка завтра оперируется, мениск лопнул, помолись за это пожалуйста


Станислав - 28.04.2008 08:58:51

Конечно


Ин ког ни тО - 28.04.2008 12:12:21

Станиславу: Ну почему сразу против? Просто, может быть, не понял за что причислили? Вот такой я непонятливый.Не все же семи пядей во лбу, у кого-то - две. А к Марии я не придираюсь, мне нравится, как она пишет. Почти всё понятно...


Имя:

Код подтверждения: введите цифрами сумму чисел: 10 + 8

Текст:

Жанры

Активные авторы

Все авторы: