Этика как фактор воспроизводства социального порядка.

1
Кризис современного общества стал практически общей темой многих философских дис-куссий и размышлений – каковы причины этого кризиса, какие могут быть последствия его и каким образом возможно его преодолеть. Коррупция, терроризм, рост социальной напряжен-ности и несправедливости на постсоветском пространстве предстают явлениями, объеди-ненными одной сущностью, а вот какова она – пожалуй, важнейший на сегодня вопрос. Не претендуя на исчерпывающее разрешение проблемы, можно сказать, что в нашей стране на-ступил затяжной кризис социального порядка, который обычными средствами – государст-венными или юридическими – неразрешим. Следует остановиться на другой, более важной грани социального порядка – на этической.

2
На данный момент не существует как строгого определения этики и ее отраслей, так и общего понимания ее места и роли в обществе и культуре, поэтому необходимо сначала опре-делиться, что мы будем под этикой понимать.
Отталкиваясь от принятого сейчас понимания этики как философской науки о морали, сле-дует все же указать на недостаточность его, поскольку понимание морали в этом случае ставится в зависимость от мнения того или иного философа, что в контексте надвигающего-ся постмодернизма ставит под сомнение существование каких-либо форм моральной регуля-ции. Например, некоторые авторы определяют мораль как «непосредственное сознание смыс-ла жизни, впечатанное в язык самой жизни», и, соответственно, этику – как «сознание созна-ния жизни», поскольку последняя рефлексирует над моральными основаниями . Это фактиче-ски означает, что моральным может быть поступок, сознаваемый деятелем и при том впи-санный в мировоззренческую его структуру, без относительно к содержанию этого поступка и его последствий – например, ритуальное принесение человеческой жертвы или распутная жизнь становятся морально оправданными, а нерефлексированное неприятие таковых – нет. Очевидно, это фактически означает разрушение моральной системы ценностей, какое пони-мание ее сложилось в культуре и выражается в быту.
Для сохранения таковой системы ценностей, регулирующей все-таки и до настоящего вре-мени общественные отношения, необходимо признать общезначимость ее положений – в том смысле, что действие последних применимо в рамках данного общества ко всем его членам, в соответствии с их «моральным» (по аналогии с правовым) статусом. Так же необходимо при-знать деятельностный характер морали – в том смысле, что мораль направлена на деятель-ность членов общества и регламентирует ее (что, в частности, отражается и в этимологии самого термина – обычай, характер, темперамент). Причем моральная система ценностей, выступая регулятором социальной действительности, выражает культурную специфику дан-ного общества, фактически являясь принятой или установленной системой норм или моделей деятельности, следование или реализация которой во-первых, определяет деятеля как члена общества, а во-вторых, воспроизводит поведение, свойственное данному обществу.
Моральная норма определяет правильную или неправильную форму поведения, в рамках ко-торой в зависимости от ситуации допускаются те или иные варианты поступков, каждый из которых оправдан. За пределами же таковой нормы поступки предстают как неоправданные, а потому – подлежащие осуждению и соответствующему наказанию. При этом моральная норма, сама будучи определенной ценностью, опирается на некоторые иные ценности – т.е. правильность поступка определяется не только самим фактом соответствия норме, но и тем, для обеспечения чего данная норма необходима (например, моральная норма отношений между супругами необходима для обеспечения существования «хорошей» семьи), и на систему оценок уже своего соответствия таковым ценностям, но не сводиться к ним. Обеспечиваемая ценность носит характер идеала, к которому, посредством следования моральным нормам, должна стремиться деятельность членов общества, причем и сама деятельность, и регла-ментирующая ее норма имеют положительное значение лишь постольку, поскольку данный идеал утверждают, в противном же случае они равно считаются неправильными (например, если идеалом выступает успех в общем деле, для обеспечения которого необходимо согласие всех участников и доверие между ними, то в случае, если один из участников этому общему делу не служит, то и доверие ему, и согласие с ним становятся отступничеством от общей цели, а потому подлежат осуждению).
Система таких идеалов, выражающих определенные состояния, служащие целью деятель-ности, также существует не сама по себе, а призвана, вследствие своего исполнения, выра-жать некоторое конечное и общее состояние – мира или общества, – которое можно назвать добром, как оно понимается в данной культуре. При этом явно прослеживаются следующие отношения между данными уровнями ценностей: добро выступает конечной целью деятель-ности членов общества, оно означает реализацию соответствующих идеалов, которые вы-ступают как частные цели деятельности, а реализация их понимается как следование необхо-димым нормам или моделям деятельности. Например, добром выступает всеобщее спасение, что означает реализацию идеалов святости, для чего необходимо следовать соответствую-щим нормам и моделям поведения в иночестве и в миру. Соответственно, то, что не служит добру или не выступает как его проявление, понимается как зло, чем и обосновываются гоне-ния на инаковерующих.
Коренное различие состояния и формы его реализации задает несводимость морали к сис-теме идеалов, а потому последнюю требуется обозначить особым термином, каковым вполне обоснованно и может выступать этика.
Таким образом, этика формирует идеал «добра» и его следствия, а мораль – «правильные» способы его достижения.
Вместе с тем, следует отметить еще один момент. Системы ценностей представляют собой область культуры, воспроизводимой в данном обществе, потому и этика, и мораль, как системы ценностей, так же представляют собой области культуры, т.е. они непосредствен-но воспроизводятся в обществе, а не являются только индивидуальной рефлексией или отвле-ченной теорией. Однако и теоретическое изложение, и личностная рефлексия над ней все же необходимы для реализации этической системы – постольку, поскольку она имеет характер ценности, а потому должна составлять основу мировоззрения носителя культуры, и по сути, степень овладения культурой проявляется в том, насколько личность руководствуется ее эти-кой.
Это же определяет и различие между этикой и моралью, с одной стороны, и их воплощени-ем, с другой, между «должным» и «действительным» – насколько данный носитель культуры и член общества воспринял их и насколько воплотил. Причем не менее важным становиться и то, на основании чего, как и в каких условиях происходило восприятие, и как и в каких условиях происходит воплощение. Очевидно, что эта сфера приложения этики и морали основывается на них, но опять же к ним не сводится, а потому ее следует так же обозначать собственным именем, каковым может служить нравственность.
Теперь мы получили достаточно строгую систему категорий, способную описать искомую сферу внутреннего регулирования общественных отношений. В рамках этики формулируется содержание понимания добра и его специфических граней, в рамках морали – способы и формы их достижения или реализации, а в рамках нравственности происходит формулирование кон-кретных правил, которых следует придерживаться члену данного общества или обществен-ной группы. Последняя же может различаться как формальная и действительная, т.е. просто как система принятых правил и как совокупность правил, реально значимых, действительно определяющих групповые или общественные отношения. Поскольку по отношению к этике мо-раль и нравственность выступают как вторичные, образованные структуры, да еще и выпол-няющие служебные функции, а потому не имеющие собственного, вне этики, значения (что не исключает диалектических отношений между ними, как и с другими областями и разделами культуры), постольку данную область культуры можно назвать в общем этикой, а саму регу-ляцию, ею производимую – этической.

3
Далее следует подробнее остановиться на системе этических идеалов или, чаще, катего-рий, поскольку именно они, выступая целями и ориентирами деятельности, предстают компо-нентами этической регуляции.
Как уже упоминалось выше, основой и исходным, определяющим пунктом этики выступает идеал добра. Опять же, строгого определения добра нет – оно может пониматься как суб-станция, установленное положение, космический порядок и т.п. Не вдаваясь теперь в особые рассуждения о природе добра, здесь следует установить, что под ним будет пониматься в дальнейшем. Добро это определенное целевое и конечное состояние мира (достигаемое или на-личное, в зависимости от конкретной традиции), которое выступает как высшая ценность существования народа, основа всех мотиваций, которыми руководствуется деятельность на-рода и его представителей (вне зависимости от того, осознается это конкретным деятелем или нет) и мера оценок, производимых носителями культуры. Однако само содержание добра практически никогда не формулируется, оставаясь, своего рода, неким недосягаемым и тор-жественным идеалом, интуитивно ясным, но формально нигде не изложенным. Эта интуиция рефлексируется особым родом культурных деятелей – пророками, великими моралистами и т.п., но вместе с такой рефлексией (поскольку она производится индивидуальным сознанием согласно «духу» эпохи) вся полнота добра ограничивается по содержанию и выступает уже как моральная цель, которая достигается исполнением моральных норм. То же относится и ко всем другим категориям или идеалам этики и их рефлексии – моральным нормам.
Поскольку добро отражает целостное или интегральное состояние космоса или мира, по-стольку оно не описывает конкретных составляющих такого состояния, а потому неизбежно подразделение на частные идеалы, ему соответствующие. Таковыми идеалами следует на-звать – идеал человека, чести, долга и совести, которые взаимосвязаны и, исполняемые вме-сте, обеспечивают исполнение добра.
Идеал человека означает тот образ человека, соответствие которому, с одной стороны, определяет место данного человека в космическом порядке культуры, а с другой – определяет степень раскрытия культуры и ее положений этим человеком. Конечно, в зависимости от конкретной культуры содержание этого идеала изменяется, однако он всегда наличествует, поскольку служит основой этической регуляции и применения этической системы.
Идеал чести есть место в космосе культуры, занимаемое родом людей, соответствующих данному идеалу человека. В зависимости от конкретной культуры, разделение идеалов чести может быть более или менее строгим. Примером самого строгого разделения их может вы-ступать брахманическая культура Древней Индии с разделением общества на варны и касты, примером самого мягкого разделения – культура Древнего Китая или современности. Идеал чести служит с одной стороны выделению областей применения различных «уровней» этиче-ской системы (например, уровни чести брахмана, кшатрия, вайшьи или шудры, в зависимости от которых содержание идеалов и мораль изменяется при сохранении своей структуры), а с другой – основой для определения цели, мотивов и принципов деятельности «честного» челове-ка.
Идеал долга означает образец деятельности, соответствующей данной чести и исполняе-мой данным идеалом человека. Этот идеал наиболее близок к морали, которая служит рас-крытием и регламентацией его. Однако это именно этический идеал, поскольку предполагает общую форму деятельности, частями которой выступают частные вариации. Например, долг офицера-дворянина в России XVIII в, офицера царской армии конца XIX – начала ХХвв., долг офицера Красной армии и армии Советской имеют разную мотивацию, формы и цели, однако они объединяются одним общим образцом или свойством отношения, например, к населению завоеванных территорий или к собственным солдатам.
Наконец, идеал совести означает внутреннюю побудительную силу и оценочные ориентиры, соответствующие идеалу человека. Этот идеал наиболее близок уже к нравственности и вы-ступает ее основанием, с одной стороны, и выражением личностного характера восприятия, выражения и воплощения этических идеалов, с другой. Посредством совести данный человек, данный представитель народа и личность приобщается к соответствующему «уровню» эти-ческих идеалов, их постигает, осмысляет и проводит в жизнь.
Можно также отметить, что этический идеал обладает следующей структурой. Во-первых, определенное основание, на котором строится этот идеал – определенная часть он-тологии или космологии, принятой в данной культуре, и непосредственно добро, для обеспече-ния которого идеал необходим. Например, идеал благочестивого царя (модификация идеала че-ловека) в русском православии основывается на представлении о государстве, как об отраже-нии небесной иерархии, о действии в истории божественного промысла и о единобожии (он-тология), на представлении народа и земли просвященными истинной верой и подлежащими боговодительству (космология), наконец, на понимании добра как всеобщего спасения, которое, с одной стороны, дается благодатью, а с другой – достигается благочестием всего народа и человечества, на представлении истории как борьбы между силами антихриста и Христа (что обосновывает религиозную роль царя как высшего судьи на земле и защитника истинной веры) и т.п. Во-вторых, это цели и функции, выполняемые идеалом в этической системе – о них упоминалось ранее. В-третьих, это совокупность текстов, как письменных, так и иных, в которых излагается рефлексия над этим идеалом и содержатся средства для восприятия по-следнего – например, «Никомахова этика» Аристотеля или «Критика практического разума» Канта.
В общем виде этическая система ценностей имеет следующую структуру. Для реализации данного добра необходимо, чтобы соответствующие данному идеалу человека и имеющие данную честь люди, руководимые своею совестью, исполняли свой долг. Рефлексия над этой структурой со стороны пророков, философов (настоящих, а не по названию) и т.п. образует моральную структуру, а восприятие последней (в сообразовании с этической) наличными пред-ставителями народа и их подразделениями – структуру нравственную.

4
Теперь следует разобрать условия действенности этической регуляции.
Фактически такая регуляция проявляется в том, что члены общества в своей деятельности руководствуются этическими идеалами и обеспечивающей их моралью, т.е. воспринимают их как ценности. Потому следует рассмотреть, как этические идеалы становятся ценностями, и в этом смысле стоит перейти к анализу сложных диалектических отношений личности и культуры, частью которой эти идеалы выступают.
Всякое культурное положение существует объективно по отношению к данной личности, поскольку представляет собой изложенный в определенных «текстах» опыт освоения среды обитания и рефлексии над нею предыдущих поколений, а потому выступает как, своего рода, смысловое поле, в рамках которого происходит развитие личности и на котором осуществля-ется общение данной личности с другими. Вместе с тем для каждой новой личности это поле предстает как нечто внешнее, еще только осознаваемое и понимаемое, т.е. предстает со сво-ей «формальной» стороны сначала и даже по преимуществу, а потому, для того, чтобы по-стичь смысл данного культурного «текста», его необходимо для начала «прочитать», затем осмыслить и поставить в «личностный контекст», т.е. в ряд других, ранее постигнутых смыслов. Это задает, с одной стороны, возможность столь модного ныне «переоткрытия» ранее существовавших «текстов» (это процесс объективно происходящий, однако не следует его переоценивать), а с другой стороны, необходимость особых форм воспитания и активно-сти данной новой личности – поскольку без особого контекста восприятия культурных поло-жений эти последние сильно теряют как в своем содержании, так и в возможности быть раскрытыми. С другой, без личного усилия по осознанию и усвоению культурных положений они не становятся компонентами мировоззрения, оставаясь известными лишь со своей внеш-ней и отвлеченной стороны, т.е. не становятся собственно ценностями. Столь же важным моментом выступает необходимость реактуализации этих ценностей, их закрепленность или выраженность на практике, в опыте личности. Без этого постепенно сотрется смысл и зна-чение ценности, пропадет их действенность и воспроизводимость в обществе, а затем и в культуре.
То же относится и к этической системе ценностей, к этическим идеалам. Для новой лично-сти этические идеалы предстают также в форме различных «текстов», будь то разговоры взрослых, детские книги, телепередачи, фильмы и т.п., из которых они (идеалы) и раскрыва-ются, формируя представления о «хорошем» и «плохом» и соответствующую им нравствен-ную структуру поведения. При вступлении в первичные социальные отношения (улица, детский сад, школа и т.п.) происходит сравнение уже усвоенных нравственных норм с реальными, и в случае, если они входят в конфликт, сопоставляются авторитеты «текста» и практики, по результатам чего может модифицироваться нравственная структура личности. Это срав-нение далее производится постоянно, определяя коррекцию нравственной структуры в соот-ветствии с наличными обстоятельствами.
Следовательно, для обеспечения действенности этической регуляции необходимо, чтобы «тексты» раскрывали этические идеалы культуры (а не искажали их) и практика соответст-вовала «текстам», не противопоставлялась им. Второе возможно в случае, если вне зависимо-сти от практики члены общества руководствуются авторитетом «текстов» и их нравст-венностью, а общество и его институты существуют ради исполнения добра и не входят с ним в конфликт.
С первым сложнее – «тексты» создаются «авторами» не только в процессе рефлексии над основаниями культуры и не только с целью наиболее точно выразить свое истинное их пони-мание – наоборот, в современных условиях особенно, «тексты» создаются исходя из иных ин-тересов – платы, престижа, «самовыражения» и т.п., что не может не сказываться на «культурном» качестве их. Эта проблема выдвигает на первый план ответственность «ав-торов» за свои произведения, причем не только в этической сфере, но и в общекультурной, от которой (ответственности) «авторы» все чаще стремятся уйти, прикрываясь рассуждения-ми о том, что не хотят быть никому учителями, а лишь рассказывают о себе . Очевидно, что подобная позиция и подобные рассуждения лишены основания, поскольку (и для нашей страны это особенно важно) при разрушении традиционных механизмов передачи и раскрытия куль-туры на их место приходят такие, по сути суррогаты, как светская литература, театр и подобные им искусства, в которых через личную рефлексию авторов культурные положения и передаются конкретным личностям и из которых последними и раскрываются. Особая от-ветственность авторов очевидна.
Таким образом, на первый план выходят две основные задачи – формирование этически ори-ентированной социальной системы и акцентированное воспроизводство этики в социальной информации (в процессе воспитания подрастающего поколения особенно).


5
Социальная система это прежде всего социальный порядок, задающий ее структуру, а по-тому важным измерением его становиться его этичность.
Воспроизведение социального порядка означает воспроизведение в обществе установленных форм поведения – от официальных до межличностных – членами данного общества. Постоль-ку, поскольку всякая форма поведения или деятельности явно преследует определенные цели и воспроизводится людьми на этом основании (это отнюдь не обязательно рациональный вы-бор), они (формы) являются выражением нравственности. Очевидно, что при этом следует различать декларируемую и действительную нравственность – например, декларируется, что журналисты призваны объективно и беспристрастно преподносить информацию и отстаи-вать идеалы свободы, однако понятно, что это, мягко говоря, не совсем так. Потому можно сказать, что в обществе постоянно происходит нравственная регуляция – каждый член обще-ственной группы необходимо подчиняется ее правилам поведения, или отторгается, причем неважно, насколько эти правила формальны или насколько коррелируют они с нормами морали: человек точно также будет отторгаться «элитарной» средой за неисполнение ее правил, как и средой, например, религиозной.
Не так уж сложно показать, что в современном обществе осуществляется полномас-штабная моральная и даже этическая регуляция – например, поскольку одним из идеалов чело-века сейчас является человек преуспевающий в конкурентной экономической борьбе, его честью выступает объем законом не преследуемого капитала или имущества, долгом – увеличение этого объема, а совесть разрешает использовать для этого все средства, лишь бы они или их применение не было осуждено судом, постольку можно сказать, что западный тип общества в этом смысле этичен, и если в области приложения такой этической системы ценностей бу-дут воспроизводиться иные модели этики, их носители будут подвергаться всем разрешенным санкциям общественного порицания – от презрения до уничтожения. Все обвинения в безнрав-ственности и неэтичности современного общества некорректны в том смысле, что произво-дятся с позиций этических систем, к этому обществу не относящихся – например, обвинения в безнравственности современной семьи, основанной на договорных отношениях, или прости-туции выдвигаются с позиций традиционных и даже религиозных этик, которые рассматри-вают семью как особое состояние составляющих ее членов (например, в русском православии супруги венчаются – символически возводятся в царское достоинство, после чего они стано-вятся полноценными людьми), что совершенно не применимо к современному обществу, в ко-тором никаких качественных онтологических отличий между людьми просто не существует (за исключением, кажется, лишь «одаренности» или «гениальности», которые сюда, разуме-ется, не относятся). Современная культура, при всей ее фрагментарности и даже нарочитой несистемности, все же довольно целостное образование, обладающее своей логикой и ее при-держивающееся. Однако культуре этой соответствует ситуация нарастающего социального хаоса и нарастающей деградации личности членов общества, которая (ситуация) является прямым выражением основных установок современной культуры и, в частности, этики.
Это ставит на первый план проблему сравнения культур и их этических систем, в данном случае, с точки зрения социального порядка. Можно выделить, довольно условно, три типа этических систем по основанию соответствующего им типа культуры – традиционные, мо-дернистские и постмодернистские (современные). Для традиционной этики характерно рас-крытие космических и онтологических статусов идеалов и их соответствий в обществе (лю-дей и их деятельности). В модернистской культуре этика, во-первых, пытается отыскать свое основание в разуме (но в масштабе всего общества не может, т.к. идеал «разумности» подменяется идеалом «полезности», что и служит основанием для кризиса всей модернист-ской культуры), а во-вторых, призвана осуществить благо общественное (разумно устроенное общество общего благоденствия) и благо индивидуальное, относительно которых и выстраи-вается система этических идеалов. Для этики постмодернистской или современной харак-терно, что ее благо и идеалы ориентированы на индивидуальную самореализующуюся лич-ность (существующую в более или менее агрессивной среде – обществе – правила которой по-стоянно «сковывают» «самореализацию», а потому их можно и должно нарушать) и на ее удовольствие.
Понятно, что социальный порядок в традиционной этике наиболее выражен, и сама этика, поскольку формирует идеалы деятельности согласно истине, ориентирована именно на вос-производство социального порядка, выполняя при этом и не менее важную функцию «дублера» системы образования в деле развития личности. Усвоение этических идеалов происходит в процессе усвоения всей культуры и соответствующей картины мира, протекает на основании естественного убеждения не просто в правильности, но в единственной возможности именно такой картины и именно такого поведения, дополняется и взаимно гарантируется многочис-ленными внутрикультурными связями, однозначно проявляется в обществе – в его структуре и практике, а потому этика полностью «впитывается» личностью, становится основой и глав-ным содержанием ее мировоззрения, а значит, естественно и непременно выражается в пове-дении. Этим, собственно говоря, и обуславливается чрезвычайная устойчивость традиционно-го общества : люди всех слоев общества сознательно и самостоятельно воспроизводят его порядок.
Наименее всего социальный порядок выражен в культуре и этике постмодернистского (со-временного) общества, которое еще только формируется: он (порядок) складывается из сти-хийной комбинации интересов и «самопроявлений» членов общества, с одной стороны, и из на-личных социальных организаций и технических правил поведения – законов, с другой, причем вторые хотя и необходимы для реализации первых, однако в любом случае воспринимается как агрессивная среда т.к. взаимодействия с ней протекают по принципам конкуренции (бессиль-ным компенсатором которой выступает призыв к «толерантности»). Кроме того, сама логи-ка постмодернизма разрушает социальный порядок («никаких правил!») и основы его воспроиз-водства – культуру и даже человеческую личность , т.к. культура существует постольку, по-скольку «поддерживается» личностью, а личность существует постольку, поскольку воспри-нимает и воспроизводит культуру – но как таковая личность теперь все больше представля-ется конгломератом психических комплексов и механизмов (у всех) или самостоятельной и не-зависимой от чего бы то ни было (в общем виде – от культуры и общества) сущностью (у се-бя). Поэтому для каждого современного (постмодернистского) человека всякий другой человек предстает не человеком, но лишь функцией или носителем внешней агрессивной среды, с кото-рым, чтобы избежать разрушительного конфликта и добиться желаемых реакций, следует поступать согласно принятым правилам (которыми выступают, например, рекомендации психологов или внутренний распорядок фирмы). Все это сводит все формы общности к одной – внешней, механической, а, следовательно, уничтожает основания человеческого социального порядка, приуготовляя в лучшем случае социальный порядок, если хотите, муравейника.
Все это ставит единственной насущной необходимостью (по крайней мере, для нашей страны) восстановление традиционной культуры – в смысле ее онтологии, логики и этики, а не объясняющих их «текстов» (понятно, что маловразумительные для современного человека поучения святых отцов не могут быть авторитетом) или обрядов (которые будут демонст-рировать лишь внешний лоск «традиционности» «быдла», прикрывая реальность).

Поскольку этика существует не сама по себе, а только лишь в контексте всей культуры и выступает как приложение ее к человеческой деятельности, очевидно, что до тех пор, пока не будет восстановлена культура, которой обосновывалась этика, свойственная нашей стране, и не будет ее относительного активного воспроизводства нашим народом, ситуация будет про-должать ухудшаться. Дело этого восстановления – труднейшее и сложнейшее, слишком дале-ко мы отошли от традиции и даже от человечности, оно требует для выполнения своего не только все наши интеллектуальные силы, но и вообще все силы душевные, и порождает многие и многие проблемы – например, как согласовать слишком разнородные и слишком уже разроз-ненные православные, материалистические, исламские и иные корни и элементы нашей куль-туры, не впадая в узкоконфессиональные или узкоэтнические крайности, или как вычистить вирусы «европейничания» и «американничания», не впадая в тупое национальное самодоволь-ство или в столь же тупую ненависть ко всему, отличному от (смутного и больного) «наше-го»… Однако именно это дело, дело всех народов нашей страны может еще спасти нас от превращения в «этнографический материал» и «рынок сбыта» Запада – и оно, дело это, должно стать основной целью всякого настоящего интеллигента и патриота, да и просто – человека.
И да поможет нам Бог.

Демичев Илья

Комментарии

ИМХО - 12.06.2007 15:44:16

Это что, реферат?
Нельзя ли то же самое, но попрошче? Так сказать, для средних умов.


Думало-конспектер - 12.06.2007 22:27:43

Да, это реферат на тему "Этика как фактор воспроизводства социального порядка", с помощью которого автор побуждает нас читателей, задуматься над архиважнецким вопросом: "Каковы причины кризиса, какие могут быть его последствия и как его можно преодолеть?"

Прочитав сей доклад мы должны были уяснить несколько замечательных истин, как то:
1. (2) Строгого определения этики и ее отраслей не существует. И не только определения, но и что общего понимания ее места и роли в обществе и культуре нет в природе.

2.(3) Нужно тщательно и подробно разобраться с системой этических идеалов (категорий). Да, это нужно обязательно сделать, ведь именно они "предстают компонентами этической регуляции". (О КАК!) Короче, результатом такой разборки будет полученная структура, гласящая, что: нужно, чтобы люди исполняли свой долг. А пророки должны за этим делом сечь, или как пишет автор: "Рефлексия над этой структурой со стороны пророков, философов (настоящих, а не по названию) и т.п. образует моральную структуру"...

3.(4) Нужно еще " разобрать условия действенности этической регуляции". Трудно с первого раза ухвотить, что это предложение вообще может означать, но как звучит умнО!

4 (5). Ну и обязательно запомнить нужно, что "социальная система это прежде всего социальный порядок, задающий ее структуру, а по-тому важным измерением его становиться его этичность". При этих словах читателя, видимо, должно осенить. Его глаза прозревают. Он теперь начинает понимать каковы причины кризиса, варианты его последствий и, самое главное, как его можно преодолеть.

Вообще, чувствоется, что автор проделал большую работу. Нет, даже не так - автор проделал огро-о-омную работу.
Но возникает один очень интересный вопрос: ДЛЯ ЧЕГО? Ведь непонятно же почти ничего. Т.е. понять можно, если прочитать раз 200-300. Разбить на пункты, перевести на нормальный челевеческий язык, по ходу дела пару раз свихнуться на нервной почве, прежде чем вся писанина станет такой же ясной, как стакан воды из родника. Но тут возникает еще один интересный вопрос: А НУЖНО ЛИ? А ДАСТ ЛИ ЭТО ХОТЬ ЧТО-НИБУДЬ? Просто есть подозрение, что затеянная игра - бесполезная трата свеч.
Совет автору: переведите это на понятный язык и желательно ужать реферат раз этак в 10. Вот тогда, возможно, от него будет польза. Хоть какая-нибудь.


Кегль - 13.06.2007 15:11:09

А чо делать-то, чтобы кризис преодолеть?
Вот вы сами, Илья, как преодолеваете кризис на основании своей статьи? Меня интересуют конкретные, практические шаги. Вот вы встали утром с постели, умылись, побрились, сходили, пардон, в туалет, позавтракали. Вот, вы готовы начинать действия по воплодению принципов преодоления кризиса современного общества. Каков ваш следующий шаг? Что вы начинаете делать?


Юродивый - 13.06.2007 15:19:45

Осилить такое не каждый читатель может.
Кишка тонка - как говорят в народе.


Мотакужи - 14.06.2007 07:12:59

Ну чего напали на статью? Нормальное произведение. Хоть и не понятно ничего, зато чувствуется, что автор образован. Видите, есть кое-какая польза...


ИМХО - 14.06.2007 17:21:17

> Хоть и не понятно ничего, зато чувствуется, что автор образован. Видите, есть кое-какая польза...
- Если цель была - продемонстрировать ум, то цель удалась.


Олег - 15.06.2007 12:32:25

Этика воспроизводит социальный порядок, но как воспроизвести этику?


Кегль - 27.08.2007 16:37:46

Вырожение-то какое - "воспроизводить этику". Как будто речь идет о повышении ВВП, о серийном производстве подшипников.


Думало - 27.08.2007 16:46:44

Уважаемый Кегль, "воспроизводить" и "производить" - все же разные слова.
Подшипники производят, а вот потомство и музыку производят.
Насчет этики не скажу, не знаю, шо с ней делают - воспроизводят, производят или чего еще... Не знаю.
Может и воспроизводят. Хотя чудновато звучит, конечно.


Имя:

Код подтверждения: введите цифрами сумму чисел: 6 + 5

Текст:

Жанры

Активные авторы

Все авторы: