Принимайте, как Меня принимаете.

Измученный уснул почти в три ночи. Только стал проваливаться в сладкий сон, как из него, влекущего нежной истомой, выдернул назойливо зудящий звонок в дверь.

Ну, кто там еще?
Недовольно поморщился, но сонный и вялый пошел открывать.

На пороге стоял грязный, в ватнике, который выдают в зоне, но с сорванным на груди номером, бывший в заключении и улыбался натужно.

- Ну, ты чего? Три часа ночи!

- Пусти, я вчера освободился.

- Приходи утром. Я тебя не знаю.

И захлопнул дверь. И провалился в сон. Но на рассвете был разбужен внутренним толчком и обличением.

- Ведь ты же знаешь, откуда он. И что идти больше некуда. А это Я его привел к тебе в дом.

- Прости, Господи, если от Тебя, приведи его утром опять.

Утром опять звонок в дверь и тот же человек на пороге. Но недовольный.

- Я к тебе приходил, ты не пустил, что ты за верующий.

- Прости, брат, проходи. Прости, уснул только под утро, устал. Ты ж с дороги. Раздевайся. Давай в душ, я пока покушать приготовлю, одежду я тебе дам переодеться, от покойного бати осталось много. Свою тут, в углу оставь.

Пока он мылся, приготовил покушать, заварил крепкий чай, подобрал одежду.
Ел он степенно, хоть и видно было что голодный. Но гордый. После еды немного оттаял, поговорили.

- Ты прости, брат. Одежда есть, даже куртка есть, а вот с обувью, извини… У меня 42, а у тебя?

- Сорок четвертый. Да ты не переживай, я и в этих пойду.

И вдруг меня опять обличил Господь:

- Лукавишь. Есть у тебя обувь. На антресолях.

И ведь точно. Года два назад, когда совсем туго было с деньгами, а обувь пришла в негодность, пошел на базар купить ботинки. Присмотрел кое-что, по деньгам. Но размер большой. А то, что на мой размер – ну никак не по нраву было. И так крутил и так.. И решил, ладно, возьму, с шерстяным носком, зимой, нормально будет. Но, как положил коробку на антресоли, так ни разу и не обул ботинки.

Достал. Примерил мой гость – как раз в пору пришлось.

- Ну и носи на здоровье.

- Да как же, они же совсем новые. Не возьму.

- Бери, брат. От сердца даю. Бери.

Губы у него задрожали, стал сползать вдоль стенки.

- Ты чего? Тебе плохо?

В его глазах стояли крупные слезы.

- Прости меня. Прости, Господи. Я же к тебе шел, чтобы обворовать тебя. Что-нибудь украсть и как-то перекантоваться… А ты мне все это просто так дал, от сердца? И накормил, и помыл, и одел…. Прости меня. Я ведь о Господе слышал в тюрьме, но никак не принимал Его. Не верил, что бывает так. Значит, есть Господь. Есть?

- Конечно, есть. Иди с Богом. Да благословит тебя Господь.

Светлана Поталова

Комментарии

Имя:

Код подтверждения: введите цифрами сумму чисел: 5 + 2

Текст:

Жанры

Активные авторы

Все авторы: