ИСТРЕБИЛ ЛИ КОНСТЕНТИН АРИАНСТВО?

Около 17 столетий назад в христианстве произошли события, на которых сегодня спекулируют некоторые еретики. Речь идет о так называемом арианском споре и его значительной фазе Никейском Соборе в 325 году. Например, адепты Общества Сторожевой Башни, известные в простонародье как Свидетели Иеговы, распространяют литературу, в которой стремятся доказать, будто после Вселенского Собора в Никее христианство резко отклонилось от правильной христологии, приписав Иисусу Христу сущностные свойства, которыми Он никогда не обладал («Человечество в поисках Бога». Watchtower Bible and Tract Society of New York, Inc. Brooklyn, New York, U.S.A., 2006. С.275).

В связи с произошедшим в те далекие времена Свидетели Иеговы утверждают две вещи. Первая: изначально христианство исповедовало веру в то, что Христос – сотворенное существо и не равен Отцу по своей сущности. Второе: где-то примерно к четвертому веке распространилась ересь, утверждающая, что Христос единосущ Богу Отцу, и это породило богословские споры, в которые вмешался император Константин и на упомянутом уже выше Никейском соборе поставил точку в этих христологических спорах, в пользу еретиков. Говоря упрощенно, по мнению Свидетелей Иеговы император внес в вероучение церкви христологическую ересь, и с тех пор, более чем полтора десятка столетий церковь верит в то, что Христос единосущ Отцу, является вечным Богом, предвечным в своем существовании.

Таким образом, представители Сторожевой Башни ссылаются на ариан, как на остатки носителей истины в первые века христианства, как на огонек правильной христологии, угасший на долгие годы, после удара, нанесенного ему государственной властью на Первом Вселенском Соборе. В свою очередь, Константин, по их мнению, стал тем человеком, который ни много ни мало установил веру в Христа единосущного Богу.

В одной из книг, изданных Обществом Сторожевая Башня, говорится о дальнейшем развитии церковной догматики с участием властей следующим образом:

… споры в вопросах догматики на этом не прекратились: еще не была определена роль Божьего святого духа в тринитарном богословии. Десятки лет споры не утихали. Чтобы достичь единства, потребовались новые соборы, влияние различных императоров и изгнание инакомыслящих. Это была победа богословов-схоластов и поражение тех, кто строго придерживался Писания («Человечество в поисках Бога»)

Слово «поражение» употреблено здесь Свидетелями Иеговы как указание на факт смены курса истинных христианских убеждений. Этим они пытаются сказать, что раньше христиане верили так же, как и сейчас Свидетели Иеговы, в сотворенного Христа, по природе своей стоящего ниже единого Бога. Но когда появилась ересь, утверждающая, что Христос является вечным Богом, власть имущие заставили церковь верить в это, устранив проповедников истинной веры.

Подобные заявления могут иметь далеко идущие последствия для современных христиан. Потому что хотя веру в Божественность Христа мы обосновываем Писанием, и уверены, что наши христологические взгляды находят подтверждение в Библии, ссылки на исторические события все же воздействует на мировоззренческие поиски людей. Некоторых верующих с толку сбивают именно искажения исторических фактов. Поэтому далеко небесполезно рассмотреть, что на самом деле произошло в те далекие годы.

Задача этой статьи – показать, что Общество Сторожевой Башни приписывает слишком большую роль императору Константину. Что не его властные действия были решающим в прочном укоренении догмата о божественности и предвечности Сына Божьего в дальнейшей истории христианской церкви.

Нам предстоит обратить внимание на несколько важных моментов прошлого. А именно: Как прошел Никейский Собор? Было ли решение Никейского собора принято всеми христианскими церквями? В чем выражалось превосходство христиан никейского исповедания перед арианами – в богословской аргументации или же в том, что им помогали правители?

ЧЕРНЫЕ ПЯТНА СОБОРА

Здесь необходимо начать с того, что на самом деле произошло на Первом Вселенском Соборе в городе Никеи. Вероятно, беглый экскурс в древнюю церковную историю может неприятно удивить христиан, потому что здесь, в самом деле, имеются некоторые черные пятна. Нам с сожалением придется признать тот факт, что вмешательство властей в решение Никейского Собора действительно имело место быть. Обсуждение, по замыслу императора Константина, по инициативе которого и были созваны епископы из различных регионов, должно было закончиться приходом к общему мнению. Константину нужна была церковь, в которой царило бы единство, а не разногласия, поэтому он взял на себя ответственность повлиять на исход богословской дискуссии. Таким образом, символ веры, сформулированный на Первом Никейском Соборе, был составлен, мягко говоря, не без его участия (несмотря на то, что император даже не был крещеным христианином) и содержал выражения не в пользу арианских взглядов:

Веруем в единого Бога, Всемогущего Отца, Творца всего видимого и невидимого.
И в единого Господа Иисуса Христа, Сына Божьего, Единородного Отцу, в Бога от Бога, в свет от света, в Бога истинного от Бога истиннго, рожденного, не сотворенного, единосущного [homoousios] Отцу…( Гонсалес Хусто. История христианства. Том I. СПб.: «Библия для всех», 2001. С.152).

К сожалению, вмешательство государственной власти в дела церкви было чересчур грубым. Вскоре ариане оказались гонимыми. Один из историков пишет:

…император отправил упорных приверженцев Ария в ссылку, приказал сжечь сочинения ариан и угрожал смертной казнью тому, кто попытается их укрыть. Таким образом, с I Вселенского Собора начала узакониваться практика уголовного преследования еретиков, и епископы – участники Собора – ни единым словом не протестовали против подобных действий императора (Санников С.В. Двадцать веков христианства. Первое тысячеление. Одесса: Изд-во ОБС «Богомыслие», 2002. 234).

Вероятно, не все епископы, подписавшие символ веры на Никейском Соборе были согласны с его форпулировками, но поставили свои имена под важным документом из-за страха быть гонимыми, потерять свое служение или по каким-либо еще меркантильным соображениям. Но факты говорят сами за себя: императорское слово оказало влияние на выбор многих из них.

Из всей этой истории видно, что Константин, в свою очередь, поспешил ускорить исход богословской дискуссии ради политических целей. Что не может не удручать христианина, стремившегося разбираться во всем непредвзято. При таком положении дел, нелегко оспаривать заявление Общества Сторожевой Башни о том, что учение о единосущности Христа было навязано силой на Никейском соборе. Нечестно решенный вопрос дает некоторый повод сомневаться и в истинности догмата о единосущности Сына Божьего. Однако это еще не доказывает, что слово Константина было решающим в истории. То есть его слово было решающим на конкретном соборе, но было ли оно таковым в истории церкви вообще? И тем более это не доказывает, что церковь до арианского спора не верила в Божественность Иисуса Христа. Важный момент, который был только что рассмотрен – это лишь фрагмент истории и только часть правды.

НЕ КОНЕЦ, А НАЧАЛО
Никейский Собор принял определенное решение и сформулировал символ веры, но необходимо отметить здесь несколько важных фактов.

Факт первый: Никейский символ веры не был моментально принят всеми церквями безоговорочно. Так называемые арианские споры не только не закончились с принятием официального церковного документа. Напротив, они только еще начинались. Генке так передает обстановку в христианском мире после того знаменательного Собора:

… никейские решения еще следовало реализовать, сделать частью жизни Церкви, подточенной и ослабленной арианством. Ариане были не просто людьми, разделяющими определенные убеждения; фактически они представляли собой политическую партию. …вступать с ними в слишком острый конфликт было опасно, и многие епископы часто шли на компромисс…( Генке Виктор. Древняя Церковь. СПб, Киев: Издательство Христианского Библейского Братства св. апостола Павла, 2006. С.101)

Ариане, хотя и потерпели определенное поражение на самом соборе, продолжали исповедовать свои взгляды, не подчиняясь официальному решению. Современным еретикам выгодно умалчивать об этом факте, представляя все таким образом, что, якобы, Константин приказал верить определенным образом, и все вмиг послушались, и «голос истины» (в их понимании) замолчал на целые века, пока в XIX веке не появился Чарльз Рассел. Приведенная выше цитата из литературы Свидетелей Иеговы конечно упоминает дальнейшие тринитарные споры, но в ней ничего не говорится о том, что эти споры касались природы Христа, а не только Духа Святого. Правда заключается в том, что Символ веры, содержащий слова о единосущности Христа появился, но арианство не только не прекратило своего существования, но напротив активизировалось.

Факт второй. Тот же самый Константин, который на Соборе в Никее ратовал за догмат о единосущности Христа, в скором времени встал на сторону ариан. В этом большую роль сыграл один из арианских проповедников по имени Евсевий Никомидийский. Гонсалес пишет:

Евсевий Никомидийский был тонким политиком и, говорят, даже дальним родственником императора. Он всячески старался завоевать расположение императора, который вскоре разрешил ему вернуться в Никомидию. В Никомидии располагалась летняя резиденция императора, поэтому у Евсевия была возможность добиться, чтобы Константин еще раз вернулся к принятому решению. В конце концов император счел, что поступил с арианами излишне сурово. Константин вызвал из ссылки самого Ария и приказал епископу Константинопольскому восстановить его (Гонсалес. С.154).

Прошло еще немного времени, и гонимыми стали уже не ариане, а их оппоненты. Евсевию Никомидийскому и его последователям удалось добиться того, чтобы основной защитник решений Никейского собора, проповедник догмата единосуности Христа Афанасий был отправлен в ссылку. А когда император, находясь на смертном одре, решил наконец-таки, принять крещение, его окрестил никто иной, как арианин Евсевий. Таким образом, Константин не только не истребил учение о сотворенном Мессии, но и, можно сказать, даже содействовал его распространению.

Третий факт заключается в том, что в дальнейшем государство преследовало чаще всего именно сторонников догмата о божественности Христа. И, возможно, не будет ошибкой, если сказать, что они были преследуемы в большей степени, чем до того ариане. Выше уже был упомянут Афанасий, который по наущению Евсевия был сослан в ссылку. Афанасий считался у ариан особо опасным противником, и к их стыду, они пытались избавиться от него далеко не честными способами. Известен совсем уж позорный случай, когда Афанасия обвинили в том, что он убил некоего Арсения и использовал его руку в магических ритуалах. Хотя эта клевета была с успехом разоблачена, и клеветники опозорены, это не помогло Афанасию долго продержаться на воле. Афанасий пять раз был отправлен в ссылку, где провел в общей сложности 17 лет за те убеждения, которые сегодня исповедуют христиане.

Кроме случая с Афанасием, было много других, когда арианство распространяло свои взгляды при грубой поддержке сильных мира сего. Порой казалось, что вот-вот сторонники Никейского исповедания прекратят свое существование, по крайней мере, на значительной части империи. Санников по этому поводу замечает: «Иногда казалось, что весь Восток поддерживает ариан и только один Афанасий сопротивляется всем (Санников. С.263)».

Факт четвертый: Кроме Никейского собора были и другие соборы епископов, на которых торжествовала именно арианская точка зрения. Самым ярким из них был собор в Сирмии, который Гонсалес назвал «Апогеем арианства» (Гонсалес. С.166). Этот съезд открыто отверг решения Никейского собора. Талберг, рассказывая об этом собрании, отмечает очевидную роль светской власти:

Для примирения партий, Констанций созвал в 357 г. собор в Сирмии, на котором принято было среднее, но столь же еретическое определение. Сирмийский символ император заставил подписать и сосланных на восток западных епископов Ливерия и Осию. Первый подписал и осуждение Афанасия, Осия только символ. Оба получили кафедры. Осия скоро отказался от подписи и проклял ересь (Талберг Н.Д. История Церкви. Версия программы Цитата из Библии. Глава: Эпоха Вселенских Соборов». Под ересью, Талберг, разумеется, имеет в виду ариан)..

Сирмийский собор прошел всего лишь менее чем через три десятка лет после Никейского. Так же как и тот, он был созван по инициативе императора, сына Констанина Констанция. На нем также собрались епископы. Также светский самодержец использовал силовые методы для воплощения в жизнь решений собора. По сути, такой же собор, те же методы, только на этот раз его исход был в пользу противоположной стороны. На нем был отвергнут Никейский символ веры, осуждены несогласные, после чего началось их преследование. Свидетелям Иеговы, необходимо вспомнить этот исторический момент, хотя бы в качестве примера того, что был когда-то и на их улице праздник. Причем, как уже упоминалось выше, не единственный. Талберг рассказывает еще о двух соборах, созванных по инициативе Констанция:

Он пожелал доставить торжество арианам и созвал на западе два собора: в 353 в Арелате и в 355 г. в Медиолане (Милане), требуя осуждения Афанасия. На Медиоланском соборе западные епископы, составлявшие большинство, требовали подтверждения Никейского символа и не соглашались на осуждение Афанасия. Император Констанций лично оказал давление на… епископов (Талберг).

Это еще одно подтверждение тому, что арианство время от времени насаждалось силой. И что еще интересно упомянуть, сторонники Ария не имели общего мнения между собой. Беркхоф пишет, что «как только исчезло внешнее давление, стало очевидным отсутствие у них внутреннего единства (Беркхоф Луис. Христианская доктрина. Минск: «Вышэйшая школа», 1995. С.94)». После Сирмийского собора, когда, как говорит Беркхоф, исчезло давление со стороны власти, многие полуариане перешли на сторону Никейской партии (Беркхоф).

Факт пятый: Афанасий, главный оппонент ариан, никогда не был доволен таким методом урегулирования церковных вопросов, который был применен в Никее. У Афанасия были сильные теологические аргументы, и он хотел, чтобы именно они убедили его противников. Применение грубой силы, на самом деле оказывало не столько услугу верующим никейского вероисповедания, сколько наносило вред. Потому что люди, которых заставляют подписывать то, с чем они не согласны, в душе противятся, и становятся менее восприимчивыми к аргументам стороны, принудившей их верить в определенные доктрины.

Афанасий, стремился убедить словами. Когда после смерти Александрийского епископа Афанасий занял его место, то он, как пишет Генке, он:
…начал с того, что лично объехал все приходы и позаботился о признании никейских истин. Кроме того, он много встречался с отшельниками, (которых стекалось в египетские пустыни все больше…) и наладил с ними теплые отношения (Генке. С.103).

Эти слова характеризуют Александрийского священника, как человека, которому чужды деспотичные методы в улаживании церковных конфликтов. Ему было что сказать и, вполне возможно, если бы вместо голоса судебного пристава, изгоняющего арианских епископов с их должностей, звучал бы голос богослова Афанасия, арианство куда быстрее прекратило свое существование.

Как бы там не было, ясно одно: факты не дают ни малейшего повода полагать, будто после Первого Никейского собора церковь вся как по приказу стала верить в Божественность Иисуса Христа.

РОЛЬ ТЕОЛОГИИ

Важно теперь перейти к тому, что на самом деле угасило арианское движение. Здесь можно с уверенностью заявить, что превосходство христиан никейского исповедания перед арианами заключалось в богословской аргументации, а не в том, что им помогали правители.

Во-первых, известно, что тринитарные взгляды имели место быть у христиан задолго до появления арианства. Об этом известно, например, из книг Тетуллиана. Филип Шафф пишет от его вкладе следующее: «В прочих отношениях Тертуллиан оказал церковной христологии существенную услугу. Он говорит о трехчастном ипостатическом существовании Сына…» (Филип Шафф. История христианской церкви, т.1. Спб.: «Библия для всех», 2007. С.373). Бергхоф замечает, что именно тринитарные работы Тертуллиана помогли Западной Церкви отвергнуть арианство:

Полуариане преобладали в Восточной части Церкви. Запад, однако, принял другую точку зрения и был верен Никейскому Собору. Это можно объяснить прежде всего, тем фактом, что в то время как Восток находился под сильным влиянием субординационализма Оригена, на Запад, главным образом, влиял Тертуллиан, и поэтому Запад выработал тот тип богословия, который был более в согласии со взглядами Афанасия (Беркхоф. С.93).

Шафф упоминает других авторов, говоря:

У апостольских отцов мы по большей части встречаем лишь простые библейские утверждения о Божественности и человечности Христа в практической форме, необходимой для общего назидания. Из этих отцов Игнатий наиболее активно говорит о своем убеждении в том, что распятый Иисус есть воплощенный Бог, и часто называет Его просто Богом, без уточнений (Шафф. С.369).

Для справки, Игнатий Антиохийский – это один из ранних писателей, который умер примерно в 117 году.
Во-вторых, как уже было сказано выше, Афанасию, приверженцу никейского вероисповедания было что сказать своим оппонентам. Например, он сформулировал тезисы, которые по словам МакГрата основаны на Священном Писании:
1 . Лишь Бог может спасать
2 . Иисус Христос спасает
3 . Следовательно, Иисус Христос – Бог (МакГрат. Введение в христианское богословие. Одесса: «Богомыслие», 1998).

В-третьих, о масштабах распространения веры в божественность Христа можно судить и по появлению множества ересей того времени. Интерес для настоящей темы эти ереси представляют тем, что многие из них придерживались божественности Христа. Проблема многих из них была лишь в том, как понять и описать не легко поддающееся понятие: единство Сына и Отца с одной стороны и Божественность Христа с другой. Динамическое монархианство учило, что Логос единосущен с Отцом, но не является отдельной личностью в Божестве, будучи безличной силой, обожившей человека Иисуса (Беркхоф. С81). Модалистское монархианство, главная цель которого была поддержать Божественность Христа, представляла Три Личности Божества как три способа, которыми Бог проявляет Себя (Беркхоф). Докетисты и гностики напротив отвергали человечность Христа и по своему объясняли Его Божественность. Разумеется, ссылка на еретиков особо ничего не доказывает, т.к. их понимание божественности Христа не основано на Писании. Но все же они в определенной мере являются свидетельством того, что вера в Божественность Иисуса была распространена на раннем этапе Церкви. Надо полагать, что если бы Церковь не верила в Божественность Христа, то не появилось бы и ересей, которые пытались понять ее и объяснить.

В-четвертых, есть все основания считать, что самый значительный удар на Востоке ариане получили с появлением так называемых капподогийских отцов, исключительно церковных деятелей. Санников рассказывает о них следующее:

… вскоре началось новоникейское движение, в котором выдающуюся роль сыграли епископы-богословы Василий Великий, Григорий Богослов и Григорий Нисский, которых называют «великими каппадокийцами» Они подготовили богословское сознание Востока к принятию понятия «единосущности».

Эти трое служителей сыграли большую роль в дальнейших богословских дискуссиях о божественности Христа и способствовали угасанию арианства. Естественно были новые соборы. К сожалению, нельзя сказать, что на них светские власти не пытались оказывать давления. Но все же три вещи можно сказать с большой долей уверенности. Первое: между этими более поздними соборами и Никейским прошел не один десяток лет, следовательно не Константин истребил арианство. Второе: превосходство христиан никейского исповедания перед арианами заключалось в богословской аргументации, а не в том, что им помогали правители. И третье: Церковь верила в Божественность Иисуса Христа с первых дней своего сущестования, хотя и не в такой хорошо оформленной формулировке, какая была развита позже.

Евангельские христиане сегодня основывают свою веру в Божественность Христа на Писании, а не на Церковной истории, но они не могут не испытывать удовлетворения в том, что исторические факты также говорят в пользу их христологических убеждений.

Олег Шорсткин

Комментарии

SanDeGaSi - 08.10.2017 04:27:19

Как интересно и увлекательно можно человеку
провести своё свободное время?


Имя:

Код подтверждения: введите цифрами сумму чисел: 9 + 2

Текст:

Жанры

Активные авторы

Все авторы: