История Реформации.

Домашнее задание.

«Исторические предпосылки начала реформации».



«Разложение достигло такой степени, что души, порученные заботе духовенства, терпят большой урон». ( Изабелла Кастильская)

Необходимость церковной реформы назревала в течении двух веков до конца 1500 года. Люди подобные Уиклифу и Гусу, явились причиной настоящего потрясения в церковных кругах Европы, при этом многие считали, что их идеи своевременны и оправданы.

Помимо этих революционных идей, наблюдался всеобщий рост недовольства статусом церкви. Многие люди – священники и миряне, князья и простолюдины – чувствовали себя глубоко разочарованными. Господствовало мнение. Что если папа не может провести реформу церкви, то это инициативу должны взять на себя другие. Люди чувствовали себя потерянными, из –за отсутствия реформ и по всей Европе крепли антицерковные настроения. Слишком большая часть духовенства вела безнравственный образ жизни, особенно это касалось верхних слоев церковной иерархии: епископов, архиепископов и аббатов. Папский двор так же подвергался критике, но не из за власти, которую он сосредоточил в своих руках, а из за того, как он ею распоряжался. Многие духовные лица, особенно из числа высшего духовенства, были повинны в абсентеизме: заняв несколько церковных постов и получая от них доходы, они никогда не исполняли своих духовных обязанностей. Значительная часть клира, была плохо образованна или вообще не получила никакого образования. Многие священники из числа низших, не знали даже латыни, что бы проводить мессу.
По всей Европе росло недовольство, разочарование и даже возмущение духовенством. В популярной литературе того времени среди главных действующих лиц постоянно присутствовал «глупый священник». Этот распространяющийся вширь антиклерикализм стал важнейшей составляющей реформаторского движения. Люди больше не верили продажным римским иерархам и понимали, что от них нечего ждать изменения к лучшему. Все больше и больше приходило в упадок папская церковная жизнь. И напрасны были усилия этой церкви реформировать себя и остановиться на пути разложения. Папство вместе с руководимой им католической церковью, погружалось все глубже в стоячее болото формализма и мертвечины.
После авиньонского периода, когда папство служило интересам французской короны, оно еще больше ослабело по причине великого раскола, во время которого многим европейским странам приходилось принимать сторону одного из двух, а иногда даже из трех пап. И в большинстве случаях все претенденты на папский престол выглядели очень недостойно. Затем после преодоления раскола, папская власть оказалась в руках людей, которых больше привлекали идеалы эпохи возрождения, чем евангельская истина. При помощи интриг, подкупов, войн и разных недостойных делишек, эти папы пытались восстановить и даже превзойти славу Древнего Рима. И как результат всего подобного, большинству верующих было трудно сочетать веру в авторитет папы с недоверием по отношению к отдельным личностям, занимавшим папский престол. Нравственное разложение достигло и низов клира. Многие открыто не соблюдали обет безбрачия являвшийся законом церкви. Епископы и священники даже хвалились своими незаконнорожденными детьми. Монашеская нравственность все более ослабевала, а монастыри превращались в центры веселой жизни. Авторитет монастырей, как источника получения знаний постепенно падал. В таких условиях даже тем многим священникам и монахам, которые стремились остаться верными своему призванию, делать это было крайне трудно. Религиозное сознание Европы раздвоилось – произошел разрыв между верой в церковь, которая была духовным наставником многих поколений, и пониманием её теперешней несостоятельности в этой роли. Но в реформировании нуждалась не только нравственная сторона жизни церкви. Наиболее прогрессивные христиане приходили к пониманию того, что искажается само учение церкви. После падения Константинополя Западная Европа, наполнилась богословами, чьи взгляды весьма отличались от общепринятых взглядов на Западе. Привезенные ими рукописи показали, как много изменений и вставок было внесено при переписывание древних текстов. Среди Западных богословов росло число людей, знавших греческий язык - они могли сравнивать греческий текст Нового Завета с латинской Вульгатой. В этих кругах и начала все более распространяться мысль о необходимости вернуться к истокам христианской веры с обновлением учения и каждодневной жизни церкви. Большинство из них не были сторонниками радикальных мер, но их призыв к возвращению к истокам веры, подкреплял точку зрения более ранних реформаторов, таких как Уиклиф и Гус. Все это сопровождалось недовольством народных масс, ранее выливавшимся в апокалипсические движения. Феодальная система приходила в упадок. Сначала во Франции, а потом в Англии и Испании, установилась сильная, централизованная, монархическая власть. По примеру Франции распустившей могущественный орден тамплиеров, в Испании подчинили королевской власти такие военно–монашеские ордена, как Калатрава и св. Иакова Компостельского, король Фердинанд был провозглашен их магистром.
Старый мир уходил в прошлое и на его месте зарождался новый мир. Свежие веяния неизбежно должны были отразиться и на церкви – при возникновение новых форм человеческого общества, неизбежно должны были возникнуть и новые формы христианской жизни. Но вопрос о конкретных путях развития оставался спорным. Одни пытались реформировать церковь изнутри, другие же, потеряв всякую надежду на такую реформацию, открыто порывали с папством. В эту эпоху нестабильности, глубокие духовные поиски приводили многих искренних христиан к таким выводам и образу мыслей, предвидеть заранее который они не могли ни как. Возникавшими в результате подобных разногласий конфликтами, была отмечена вся эпоха предшествующая реформации.
Основные характеристики трех личностей, сыгравших важную роль в развитии реформации.

« Многие относятся к христианской вере как к чему-то очень легкому и понятному, а то и просто причисляют её к разряду добродетелей. Происходит так потому, что сами они её не переживали и не испытывали великой силы веры». М. ЛЮТЕР.


1) Мартин Лютер -- Родился он 10 ноября 1483 года в немецком городке

Эислебене. Отец был горняком и, ведя очень строгий образ жизни, держал

детей своих в «ежовых рукавицах». Своего сына Мартина. Он наказывал

особенно строго. Отец хотел, чтобы Мартин стал юристом и Лютер поступил

на учебу в Эрфуртский университет, где впервые принялся пристально

изучать латинскую Библию, найденную в библиотеке.

За всю историю христианства мало кто вызывал такие ожесточенные споры, как Мартин Лютер. Для некоторых он представляется «диким кабаном», извергом, разрушившим единство церкви, растоптавшим Божью ниву, монахом вероотступником. Для других он настоящий герой, благодаря которому восстановилась проповедь истинного Евангелия, поборник библейской истины, реформатор, разложившийся церкви. Но как сторонники, так и противники Лютера, мало сомневаются в его искренности и в обоснованности его протеста. И признают его правоту по многим вероучительным вопросам.
Лютер был человек эрудированный и ученый с простыми и даже грубыми манерами. Возможно. Именно это помогало ему выражать глубочайшие богословские мысли в такой форме, что они быстро находили понимание среди народных масс. В вере он был настолько искренним, что она стала для него всепоглощающей страстью. Ничто другое не имело для него такого значения, как вера и послушание Богу. Если Лютер был уверен, что Бог направляет его на определенные дела, он шел по этому пути до конца. Лютер мастерски владел словом, хорошо знал латинский и немецкий.
Если он был уверен в правоте своего дела, он был готов противостоять самым могущественным властелинам своего времени. Правда сама глубина его убежденности, его страстная приверженность истине и склонность к преувеличениям побуждали его использовать столь сильные выражения и отстаивать столь радикальные взгляды, что позднее он сам и его последователи сожалели об этом. Лютер, по сути дела, первым начал использовать печать как средство пропаганды своих сочинений. Учение Лютера, выраженное в работе: « Свобода христианина», в которой он утверждал, что судьба человека не зависит от его добрых дел; он безвозмездно получает Божью милость через веру. И утверждение о том. Что добрые дела – это лишь результат спасительной веры; но они основной результат. Эти три вывода стали переворотом в богословской мысли того времени и ядром богословия Лютера. Важное событие в его жизни, это женитьба в 1525 году на бывшей монахине по имени Кати. Он не только нарушил обет безбрачия, но и бросил вызов тому, что в Риме понималось. Как безбрачие. Жена родила ему шестерых детей и смогла создать ему прекрасный дом, тщательно следя за его здоровьем и питанием. Семейный дом Лютеров, на несколько следующих веков стал образцом протестантской семьи. Изучение жизни Мартина Лютера и его деятельности с очевидностью доказывает одно: Реформация произошла не потому, что так решил Лютер, а потому, что для неё пришло время, потому, что этот великий реформатор готов был исполнить свою историческую миссию.
«Если внутренний человек находит радость в Божьем законе, поскольку он сотворен по Божьему образу для общения с Ним, из этого следует, что не может быть никакого закона или слова, доставляющего внутреннему человеку большую радость, чем слово Божье».
2) УЛЬРИХ ЦВИНГЛИ. – Родился в небольшом швейцарском городке в январе 1484 года. Учился в Базеле и Берне, а затем поступил в Венский университет, по окончанию которого вернулся в Базель. В 1506 году получил степень магистра искусств и стал священником в Гарусе. В нем сочетались богословские и гуманистические знания, что было крайне необычным явлением того времени. К 1518 году, когда он стал священником в Цюрихе, Цвингли пришел примерно к тем же выводам, что и Лютер. Но пришел он к этому, путем изучения Писания по методу гуманистов. Он решительно выступил против суеверий, выдававшихся за христианские обряды, и долго размышлял над эксплуатацией народа иерархами церкви.
Из за своих проповедей, добрых дел и богословских знаний Цвингли завоевал уважение прихожан в Цюрихе и когда там появились продавцы индульгенций, Цвингли убедил власти изгнать их из города. К этому времени он начал понимать, что церковь, о которой говорится в Новом Завете, не имеет ничего общего с современной церковью. Он стал критиковать действия папы и его проповеди принимались в народе, и он становился популярным среди людей, которые только с этого момента стали сто-то получать от посещений церкви. В конце 1518 года Цвингли впервые услышал о Лютере, и в следующем году стал одним из самых его горячих сторонников. У них было много общего, хотя пришли к реформе они совершенно разными путями. В январе 1523 года Цвингли на первом цюрихском диспуте подготовил 67 выводов, большая часть которых относилась к области практического богословия и никто из присутствующих не смог их опровергнуть. Городской совет разрешил ему продолжать проповеди Евангелия и Священного Писания. Это было началом движения к реформе, хотя Цвингли по прежнему был осторожен. Свою основную роль Цвингли видел в восстановление библейской веры и библейских обычаев. Под руководством Цвингли в Цюрихе происходили быстрые изменения. Разрешили полное причастие для мирян, многие монахи и монахини, а так же священники вступали в брак. Его идеи распространялись по всей Швейцарии.
Реформы, которые предлагал Цвингли для проведения в жизнь, были всегда глубоко продуманными. Он шаг за шагом сносил до основания все старое и воздвигал на расчищенном месте новое здание церковной жизни, закладывая в него камень за камнем. Фундаментом для реформ Цвингли служило исключительно Священное Писание. Евангелие было в центре всех его мыслей и планов, и на его основание он строил новое здание церкви. Цвингли сам был душою всех своих реформ. Он ходил по улицам города, наблюдая за поведением граждан; посещал мастерские, что бы видеть труд работающих в них. Он принимал участие в заботе о бедных, интересовался положением в школах. В его собственном доме дверь всегда была открыта для всех, и почти всегда в своем доме он сажал гостей, знакомых и незнакомых, за трапезу. Таков был реформатор Цвингли, и город Цюрих уподобился островку посреди моря, в котором господствовали злые стихии.


«Давайте остерегаться, что бы наши слова и мысли не шли дальше того, о чем нам говорит Слово Божье…Божье знание нам надо оставить Богу… и воспринимать Его таким, каким Он Сам раскрывает Себя нам, не пытаясь узнать что-либо о Его природе за пределами Его Слова».

3) ЖАН КАЛЬВИН. – Без сомнения, что самым видным систематизатором протестантского богословия был Ж. Кальвин. Он родился на севере Франции, в Нойоне. 10 июля 1509 года, предполагая стать священником, молодой Кальвин поехал учиться в Париж, где познакомился с гуманистическими теориями. Получил представление об учениях Уиклифа, Гуса и Лютера. Вероятно, это оказало влияние на его решение оставить католичество и стать на путь протестантизма. Он видел свое призвание в том, что бы посвятить себя учебе и литературным трудам. Он не стремился стать одним из лидеров реформации, ему хотелось просто изучать Писание и писать о своей вере, в спокойной обстановке. Но в 1536 году в Женеве, где Кальвин был проездом, состоялась незабываемая встреча с Фарелем. Это стало началом его реформаторской деятельности в Женеве. И вскоре он сделался центральной фигурой в религиозной жизни города. Кальвин, как и Цвингли, действует вместе с городским советом. Он вводит в жизнь граждан Женевы такую духовную дисциплину, что по строгости этой дисциплины, нигде и никогда ничего подобного не было. Не всем были по душе подобные строгости, и Кальвин нажил себе много противников. Оппозиция приняла такие размеры, что в 1538 году Кальвин был изгнан из города. Он отправился в Страсбург, но через три года снова был приглашен в Женеву. Он обладал организаторским началом и везде и во всем придерживался системы. Уже в возрасте 26 лет Кальвин в первой своей серьезной работе выстроил законченную богословскую систему. Под руководством Кальвина Женева превратилась в главный протестантский город, полностью преданный евангелическим доктринам реформации. В течение долгих лет он боролся за внедрение в жизнь организационного строения церкви в соответствие с Библейским учением. Самым значительным вкладом в эту систему, возможно, стало внедрение института старейшин.
У Кальвина не было любимчиков. Даже члены его семьи должны были придерживаться общих для всех правил поведения. Было конечно много жалоб на вмешательство проповедников не в свои дела, однако Женева приобрела устойчивую репутацию города-модели Христианского образа жизни. Протестанты со всей Европы приезжали туда, что бы посмотреть на систему Кальвина в действии. В 1559 году в Женеве сбылось одно из самых сокровенных желаний Кальвина – открылась Женевская академия, где молодежь обучалась в соответствии с Кальвинскими принципами. Кальвин умер 27 мая 1564 года. И если при жизни он имел много противников и препятствий, то после его смерти, отчасти под влиянием Женевской академии и отчасти благодаря «Наставлениям» богословское влияние Кальвина вскоре начало ощущаться в разных концах Европы.







Сравнительный анализ богословских взглядов; Лютера, Цвингли и Кальвина, сходство и различие того, как они смотрели на фундаментальные вопросы веры».

МАРТИН ЛЮТЕР. « Друзья креста утверждают, что крест хорош, а дела плохи, так как благодаря кресту разрушаются дела и распинается ветхий Адам, сила которого заключена в делах».

Неоспоримым авторитетом и исходной точкой зрения богословия Мартина Лютера
безусловно, являлось Слово Божье. Библия имела в его глазах первостепенное значение, и именно в ней он искал ответ на свои мучительные поиски спасения.
В его понимание Слово Божье есть не что иное, как сам Бог. Библия есть слово Божье, так как через нее к нам приходит Иисус – воплощенное Слово. Но, несмотря на это Лютер отрицательно отзывался о некоторых частях Писания; послание Иакова, он считал «набором правил поведения», с трудом воспринимал и книгу Откровение. Он не призывал исключить их из канона, но говорил, что ему трудно увидеть в них Иисуса Христа и что они не представляют для него особой ценности.
Представление Лютера о Слове Божьем, как о Самом Иисусе Христе дало Лютеру возможность ответить на возражения католиков. Лютер отвечал, что Библия создана не церковью, равно как и церковь создана не Библией,-- как Библия, так и церковь появились в результате Благой Вести , послания Иисуса Христа, воплощенного Слова Божьего. Лютер не отрицал традиционного богословия о том, что Бога в какой-то степени можно познать с помощью рациональных и научных методов исследования. Но вместо этого Лютер предлагал «богословие креста». Которое, ищет Бога не там, где мы хотим, а в божественном откровении креста. Это означает, что Бог действует совершенно иначе, чем мы предполагаем. Познав Бога на кресте, мы должны отбросить все свои прежние представления о Боге. Основанные на разуме или на внутреннем голосе совести.
Учение об оправдание верой не подразумевает, что Бог безразлично относится к греху. Бог свят, и грех несовместим с Божьей святостью. Но Бог говорит и о прощении – прощение связано с Божьей святостью. Это прощение и есть Благая Весть, которую суровость суда делает еще более радостной. Благая Весть не противоречит закону и не отменяет его. Эта постоянная диалектическая связь между законом и Благой Вестью означает для христианина, что он одновременно и греховен и оправдан. Получив прощение, грешник не перестает быть грешником. Даже больше начинает осознавать свою греховность. Оправдание – это не удаление греха, а факт признания нас Богом праведными, хотя мы и остаемся грешниками.
Лютер не был рационалистом или индивидуалистом, Несмотря на свой протест против общепринятого учения и, несмотря на бунт против властей римской церкви. Лютер был убежден в необходимости церкви, как важного элемента христианского послания. Его богословие было богословием не личного и прямого общения с Богом, а богословием христианской жизни в сообществе верующих.
Он говорил, что учение о священстве всех верующих не отвергает церковную общину, а наоборот, подчеркивает, насколько она необходима. Церковь – тело Христово, в котором каждый член исполняет роль священника для остальных и питает их.
Лютер признавал только два таинства: крещение и евхаристию. Другие обряды и ритуалы, нельзя считать таинствами. Даже если они приносят определенную пользу.
Крещение символизирует смерть и воскресение верующего с Иисусом Христом. Но и благодаря крещению, мы становимся членами церкви Тела Христова. Без веры обряд не имеет силы, но это не означает, что нельзя крестить младенцев, неспособных иметь веру. Инициатива спасения исходит от Бога, и именно это провозглашается через крещение младенцев неспособных понять, что с ними происходит. В отношение причастия (евхаристии), Лютер утверждал, что что во время причастия верующие действительно и буквально вкушают тело Христово. Это не подразумевает, как в случае с пресуществлением, что хлеб становится телом, а вино кровью. Но тело и кровь Господни, тоже присутствуют в них, и когда верующие вкушают, он укрепляется этим телом и этой кровью. В последствии интерпретаторы учения Лютера о присутствие Христа в евхаристии начали называть его «консубстанциацией» (восуществлением).
В этом вопросе у Лютера были разногласия с У. Цвингли, который считал присутствие Христа чисто символическим. Цвингли говорил, что Писание утверждает, что Христос воссел одесную Бога. Так же в отношение крещения младенцев Цвингли тоже придерживался этой практики, но для него, это таинство демонстрировало принадлежность к членству в сообществе – значит, крещение демонстрирует, что младенец принадлежит сообществу. Но оба реформатора отрицали средневековую доктрину пресуществления.
Жак Кальвин – определял таинства. Как «внешний символ, который Господь запечатлевает в нашем сознание Свои милостивые обещания, сделанные нам, что бы поддержать слабость нашей веры. И как видимый знак священного предмета или видимая форма невидимой благодати». В отношении крещения младенцев Кальвин утверждал, что младенцев необходимо крестить, что бы не лишать их тех преимуществ, которые несет с собой крещение. В отношение причастия Кальвин говорил, что таинство «подтверждает обещание, в котором Христос объявляет, что тело Его действительно является пищей, а Его Кровь – питием и что они насыщают нас вечной жизнью». Так же хлеб и вино в Евхаристии указывают на предшествующий акт творения, благодаря которому произошло все, что приносит нам радость. Конкретнее в этом вопросе Кальвин занял позицию промежуточную между Лютером и Цвингли. Кальвин считал присутствие Христа в Евхаристии реальным, но духовным. Во время церемонии причащения верующие силой Святого Духа возносятся на небо и вместе с Христом предвкушают небесный пир.
Следует указать еще на одно разногласие в богословии Лютера, Цвингли и Кальвина. По Лютеру, Бог установил два царства: одно под властью закона, второе под властью Евангелия. Компетенция государства распространяется на сферу закона – верующие принадлежат к царству Евангелия и не должны ожидать, что государство будет евангельским. Цвингли же и Кальвин были сторонниками теократического государства. Цвингли учил. Что обязанностью государства является забота о порядке и благополучие в церкви. Кальвин же, создал в Женеве теократическое правление со строгими правилами и ответственностью за их нарушение. Оба они, Цвингли и Кальвин, пытались создать христианство, самым тесным образом связанное с реформированной, богобоязненной властью. Таким образом, в ранний период основное отличие кальвинистов или реформаторов касалось не учения о предопределении – здесь они в целом были согласны с лютеранами, а их понимание евхаристии. В отношении предопределения Лютер заявлял, что спасение не его дело, а Бога. Милость Божья заключается в том, что Он спасает грешников не достойных такой привилегии, не взирая на их пороки. Он заявлял, что предопределение необходимо в связи с неспособностью человека самому сделать, что-нибудь для своего спасения.
Цвингли говорил, что Бог, будучи всевластным и всеведущим, знает все наперед и определяет развитие событий. Это является логическим следствием самой природы Бога.
Кальвин же учил, что предопределение является вечным повелением Божьим, которым Он определяет то, что Он желает для каждого отдельного человека. Бог не создает всем равных условий, но готовит вечную жизнь одним и проклятие другим. Центральная функция этой доктрины это милость Божья выражающаяся в том, что он спасает отдельных людей, не смотря на их заслуги. Предопределение должно внушать нам чувство благоговения.
Разногласия по вопросу о евхаристии и некоторым другим моментам, не были второстепенным пунктом их богословских воззрений и происходили из расхождений во взглядах, касающихся связи между материей и духом и, следовательно, природы Божьего откровения. Но несмотря на это Лютер, Цвингли и Кальвин остаются великими личностями, повлиявшими не ход мировой истории.





Исторический анализ причин появления анабаптизма, их сходство и различие со взглядами реформаторов.



КОНРАД ГРЕБЕЛЬ. – « Сейчас все надеются получить спасение поверхностной верой, без плодов веры, без крещения испытаниями и страданиями, без любви и без надежды и без истинно христианской жизни».

Наиболее многочисленной из различных групп левого крыла реформации, была группа анабаптистов. Начало этому течению положил в Цюрихе Цвингли. И когда в 1525 году Цвингли начал принимать многие положения протестантской реформы, некоторые молодые люди решили, что он слишком нерешителен, и для проведения реформ не нужно разрешение городских властей. По мнению этих людей, Цвингли и Лютер забыли, о том в Новом Завете церковь четко противопоставлена окружающему её обществу. И в Риме, всегда подвергалась гонению, а компромисс между церковью и государством, достигнутый при Константине, является предательством раннего христианства. Истинное послушание Писанию требует, что бы реформы начатые Лютером пошла гораздо дальше. Церковь не надо путать с обществом в целом. Членом общества человек становится в результате своего рождения, а членом церкви в результате принятого, сознательного решения. И исходя из этого крещение младенцев недопустимо. Это исключает возможность принятия личного решения, в котором и заключается сама суть христианства. Большинство из этих радикальных реформаторов утверждало, что пацифизм – неотъемлемая часть христианства. Нагорную проповедь следует понимать буквально, и те, кто не может следовать её, показывают недостаток веры. Христианам нельзя браться за оружие для самообороны или для защиты своей страны, даже если им угрожают турки. Такие воззрения не получили поддержки ни в Германии, которой турки постоянно угрожали, ни в Цюрихе и других швейцарских протестантских каньонах, где боялись нашествия католических армий. Такие идеи распространялись в различных частях Европы, как будто даже не связанных между собою. И так же в некоторых католических странах. Но внимание общества к себе, они впервые привлекли в Цюрихе, где как уже говорилось эти люди, именующие себя братьями, стали побуждать Цвингли быть более решительным в деле реформ. Они настаивали на создание сообщества истинных верующих, противостоящее тем, кто называет себя христианином, только потому, что родился в христианской стране и в детстве получил крещение.
Когда они поняли, что Цвингли не пойдет по такому пути, «братья» решили сами создать такое сообщество. Бывший священник Георг Блаурок попросил другого брата, Конрада Гребеля, крестить его. И 21 января 1525 года в Цюрихе в фонтане на площади, Гребель крестил Блаурока, который затем совершил тот же обряд с другими. Противники стали называть их «анабаптистами» т.е. перекрещенцами. Своим поступком они показывали, что крещение младенцев не имеет силы и что первое реальное крещение происходит тогда. Когда человек публично заявляет о своей вере. Первое крещение не было совершено путем погружения, но в последствие, когда они начали больше думать о соблюдении требований Нового Завета, крещение совершалось погружением.
Анабаптистское движение столкнулось с сопротивлением, как со стороны католиков, так и протестантов. Теоретически противники анабаптистов руководствовались богословскими соображениями, но фактически их преследовали потому, что считали их взгляды разрушительными для христианства и подрывающим его основы. Мартин Лютер и Цвингли, считали, что церковь и государство должны жить в мире и согласии. Анабаптисты же, хотя они к этому и не стремились, тем не менее, угрожали этому порядку. Лютеранство пользовалось поддержкой принявших его князей, которые обладали большой властью как в гражданских. Так и в церковных делах. В Цюрихе, где жил Цвингли, решающее слово в религиозных вопросах принадлежало городскому совету. Так же обстояло дело и в католических землях, где сохранялись средневековые обычаи. И хотя там это не исключало периодических столкновений, между церковью и государством. Но, по крайней мере, для разрешения конфликтов можно было использовать набор общепринятых принципов. Все это анабаптисты отвергали, представляя церковь добровольным сообществом, полностью независимым от государства. Многие анабаптисты, так же были ревностными поборниками равноправия женщин, а так же бедных и богатых людей. Все это выглядело опасным, поэтому анабаптисты стали объектом жестоких гонений. В некоторых местах анабаптистов обвиняли не только в ереси, но и в призывах к бунту. Поскольку первое преступление было религиозным, а второе государственным, анабаптисты попадали под юрисдикцию как церковного, так и гражданского судов.
Первые лидеры движения, бывшие в большинстве своем пацифистами и учеными. Но вскоре первое поколение погибло в гонениях. В результате движение становилось все более радикальным, начальный пацифизм предавался забвению, его место заняли надежды на насильственную революцию. И, в конце концов, вылилось в восстание и захват города Мюнстера. Там анабаптисты, изгнавшие всех несогласных, стали наводить свои порядки. Это привело к уничтожению произведений искусства и предметов культа. По причине превосходства женщин в их общине, Иоанн Лейденский их лидер, разрешил многоженство, по примеру патриархов. Вскоре восстание было подавлено и участники наказаны. Поздние анабаптисты стали называться «менонитами» по имени бывшего католического священника Менно Симонса. Они так же были убеждены, что христианин не имеет права присягать, кому бы то не было и значит занимать должности требующие присяги. Но христианин должен подчиняться гражданским властям, если это не противоречит Библии. Крестить можно только взрослых, публично заявляющих о своей вере. Но ни крещение ни обряд причащение не дают благодати, они являются лишь внешними признаками внутреннего общения, между верующим и Богом. Кроме того, они омывали друг другу ноги.
И так самым главным вопросом, разделявшим анабаптистов и последователей Лютера и Цвингли, был вопрос крещения. Анабаптисты совершали крещение только над сознательными верующими. Анабаптисты так же были очень озабочены отождествлением церкви и государства, в чем видели прямую опасность для церкви.
Были некоторые разногласия и во взглядах, на право верующего на защиту с оружием в руках. И другие не столь значительные расхождения во взглядах, как буквальное понимание Нагорной проповеди и обвинение в маловерии не исполняющих её. Так же были расхождения в вопросе трактовки воплощения Христа и анабаптисты не рассматривали Писание, как абсолютный авторитет, считая основой религии свою личную веру и свой личный опыт. Анабаптисты были сторонниками всеобщего священства верующих, в буквальном понимание этого слова. Современные баптисты не являются духовными потомками анабаптистов.



















Домашнее задание.

«Исторические предпосылки начала реформации».



«Разложение достигло такой степени, что души, порученные заботе духовенства, терпят большой урон». ( Изабелла Кастильская)

Необходимость церковной реформы назревала в течении двух веков до конца 1500 года. Люди подобные Уиклифу и Гусу, явились причиной настоящего потрясения в церковных кругах Европы, при этом многие считали, что их идеи своевременны и оправданы.

Помимо этих революционных идей, наблюдался всеобщий рост недовольства статусом церкви. Многие люди – священники и миряне, князья и простолюдины – чувствовали себя глубоко разочарованными. Господствовало мнение. Что если папа не может провести реформу церкви, то это инициативу должны взять на себя другие. Люди чувствовали себя потерянными, из –за отсутствия реформ и по всей Европе крепли антицерковные настроения. Слишком большая часть духовенства вела безнравственный образ жизни, особенно это касалось верхних слоев церковной иерархии: епископов, архиепископов и аббатов. Папский двор так же подвергался критике, но не из за власти, которую он сосредоточил в своих руках, а из за того, как он ею распоряжался. Многие духовные лица, особенно из числа высшего духовенства, были повинны в абсентеизме: заняв несколько церковных постов и получая от них доходы, они никогда не исполняли своих духовных обязанностей. Значительная часть клира, была плохо образованна или вообще не получила никакого образования. Многие священники из числа низших, не знали даже латыни, что бы проводить мессу.
По всей Европе росло недовольство, разочарование и даже возмущение духовенством. В популярной литературе того времени среди главных действующих лиц постоянно присутствовал «глупый священник». Этот распространяющийся вширь антиклерикализм стал важнейшей составляющей реформаторского движения. Люди больше не верили продажным римским иерархам и понимали, что от них нечего ждать изменения к лучшему. Все больше и больше приходило в упадок папская церковная жизнь. И напрасны были усилия этой церкви реформировать себя и остановиться на пути разложения. Папство вместе с руководимой им католической церковью, погружалось все глубже в стоячее болото формализма и мертвечины.
После авиньонского периода, когда папство служило интересам французской короны, оно еще больше ослабело по причине великого раскола, во время которого многим европейским странам приходилось принимать сторону одного из двух, а иногда даже из трех пап. И в большинстве случаях все претенденты на папский престол выглядели очень недостойно. Затем после преодоления раскола, папская власть оказалась в руках людей, которых больше привлекали идеалы эпохи возрождения, чем евангельская истина. При помощи интриг, подкупов, войн и разных недостойных делишек, эти папы пытались восстановить и даже превзойти славу Древнего Рима. И как результат всего подобного, большинству верующих было трудно сочетать веру в авторитет папы с недоверием по отношению к отдельным личностям, занимавшим папский престол. Нравственное разложение достигло и низов клира. Многие открыто не соблюдали обет безбрачия являвшийся законом церкви. Епископы и священники даже хвалились своими незаконнорожденными детьми. Монашеская нравственность все более ослабевала, а монастыри превращались в центры веселой жизни. Авторитет монастырей, как источника получения знаний постепенно падал. В таких условиях даже тем многим священникам и монахам, которые стремились остаться верными своему призванию, делать это было крайне трудно. Религиозное сознание Европы раздвоилось – произошел разрыв между верой в церковь, которая была духовным наставником многих поколений, и пониманием её теперешней несостоятельности в этой роли. Но в реформировании нуждалась не только нравственная сторона жизни церкви. Наиболее прогрессивные христиане приходили к пониманию того, что искажается само учение церкви. После падения Константинополя Западная Европа, наполнилась богословами, чьи взгляды весьма отличались от общепринятых взглядов на Западе. Привезенные ими рукописи показали, как много изменений и вставок было внесено при переписывание древних текстов. Среди Западных богословов росло число людей, знавших греческий язык - они могли сравнивать греческий текст Нового Завета с латинской Вульгатой. В этих кругах и начала все более распространяться мысль о необходимости вернуться к истокам христианской веры с обновлением учения и каждодневной жизни церкви. Большинство из них не были сторонниками радикальных мер, но их призыв к возвращению к истокам веры, подкреплял точку зрения более ранних реформаторов, таких как Уиклиф и Гус. Все это сопровождалось недовольством народных масс, ранее выливавшимся в апокалипсические движения. Феодальная система приходила в упадок. Сначала во Франции, а потом в Англии и Испании, установилась сильная, централизованная, монархическая власть. По примеру Франции распустившей могущественный орден тамплиеров, в Испании подчинили королевской власти такие военно–монашеские ордена, как Калатрава и св. Иакова Компостельского, король Фердинанд был провозглашен их магистром.
Старый мир уходил в прошлое и на его месте зарождался новый мир. Свежие веяния неизбежно должны были отразиться и на церкви – при возникновение новых форм человеческого общества, неизбежно должны были возникнуть и новые формы христианской жизни. Но вопрос о конкретных путях развития оставался спорным. Одни пытались реформировать церковь изнутри, другие же, потеряв всякую надежду на такую реформацию, открыто порывали с папством. В эту эпоху нестабильности, глубокие духовные поиски приводили многих искренних христиан к таким выводам и образу мыслей, предвидеть заранее который они не могли ни как. Возникавшими в результате подобных разногласий конфликтами, была отмечена вся эпоха предшествующая реформации.
Основные характеристики трех личностей, сыгравших важную роль в развитии реформации.

« Многие относятся к христианской вере как к чему-то очень легкому и понятному, а то и просто причисляют её к разряду добродетелей. Происходит так потому, что сами они её не переживали и не испытывали великой силы веры». М. ЛЮТЕР.


1) Мартин Лютер -- Родился он 10 ноября 1483 года в немецком городке

Эислебене. Отец был горняком и, ведя очень строгий образ жизни, держал

детей своих в «ежовых рукавицах». Своего сына Мартина. Он наказывал

особенно строго. Отец хотел, чтобы Мартин стал юристом и Лютер поступил

на учебу в Эрфуртский университет, где впервые принялся пристально

изучать латинскую Библию, найденную в библиотеке.

За всю историю христианства мало кто вызывал такие ожесточенные споры, как Мартин Лютер. Для некоторых он представляется «диким кабаном», извергом, разрушившим единство церкви, растоптавшим Божью ниву, монахом вероотступником. Для других он настоящий герой, благодаря которому восстановилась проповедь истинного Евангелия, поборник библейской истины, реформатор, разложившийся церкви. Но как сторонники, так и противники Лютера, мало сомневаются в его искренности и в обоснованности его протеста. И признают его правоту по многим вероучительным вопросам.
Лютер был человек эрудированный и ученый с простыми и даже грубыми манерами. Возможно. Именно это помогало ему выражать глубочайшие богословские мысли в такой форме, что они быстро находили понимание среди народных масс. В вере он был настолько искренним, что она стала для него всепоглощающей страстью. Ничто другое не имело для него такого значения, как вера и послушание Богу. Если Лютер был уверен, что Бог направляет его на определенные дела, он шел по этому пути до конца. Лютер мастерски владел словом, хорошо знал латинский и немецкий.
Если он был уверен в правоте своего дела, он был готов противостоять самым могущественным властелинам своего времени. Правда сама глубина его убежденности, его страстная приверженность истине и склонность к преувеличениям побуждали его использовать столь сильные выражения и отстаивать столь радикальные взгляды, что позднее он сам и его последователи сожалели об этом. Лютер, по сути дела, первым начал использовать печать как средство пропаганды своих сочинений. Учение Лютера, выраженное в работе: « Свобода христианина», в которой он утверждал, что судьба человека не зависит от его добрых дел; он безвозмездно получает Божью милость через веру. И утверждение о том. Что добрые дела – это лишь результат спасительной веры; но они основной результат. Эти три вывода стали переворотом в богословской мысли того времени и ядром богословия Лютера. Важное событие в его жизни, это женитьба в 1525 году на бывшей монахине по имени Кати. Он не только нарушил обет безбрачия, но и бросил вызов тому, что в Риме понималось. Как безбрачие. Жена родила ему шестерых детей и смогла создать ему прекрасный дом, тщательно следя за его здоровьем и питанием. Семейный дом Лютеров, на несколько следующих веков стал образцом протестантской семьи. Изучение жизни Мартина Лютера и его деятельности с очевидностью доказывает одно: Реформация произошла не потому, что так решил Лютер, а потому, что для неё пришло время, потому, что этот великий реформатор готов был исполнить свою историческую миссию.
«Если внутренний человек находит радость в Божьем законе, поскольку он сотворен по Божьему образу для общения с Ним, из этого следует, что не может быть никакого закона или слова, доставляющего внутреннему человеку большую радость, чем слово Божье».
2) УЛЬРИХ ЦВИНГЛИ. – Родился в небольшом швейцарском городке в январе 1484 года. Учился в Базеле и Берне, а затем поступил в Венский университет, по окончанию которого вернулся в Базель. В 1506 году получил степень магистра искусств и стал священником в Гарусе. В нем сочетались богословские и гуманистические знания, что было крайне необычным явлением того времени. К 1518 году, когда он стал священником в Цюрихе, Цвингли пришел примерно к тем же выводам, что и Лютер. Но пришел он к этому, путем изучения Писания по методу гуманистов. Он решительно выступил против суеверий, выдававшихся за христианские обряды, и долго размышлял над эксплуатацией народа иерархами церкви.
Из за своих проповедей, добрых дел и богословских знаний Цвингли завоевал уважение прихожан в Цюрихе и когда там появились продавцы индульгенций, Цвингли убедил власти изгнать их из города. К этому времени он начал понимать, что церковь, о которой говорится в Новом Завете, не имеет ничего общего с современной церковью. Он стал критиковать действия папы и его проповеди принимались в народе, и он становился популярным среди людей, которые только с этого момента стали сто-то получать от посещений церкви. В конце 1518 года Цвингли впервые услышал о Лютере, и в следующем году стал одним из самых его горячих сторонников. У них было много общего, хотя пришли к реформе они совершенно разными путями. В январе 1523 года Цвингли на первом цюрихском диспуте подготовил 67 выводов, большая часть которых относилась к области практического богословия и никто из присутствующих не смог их опровергнуть. Городской совет разрешил ему продолжать проповеди Евангелия и Священного Писания. Это было началом движения к реформе, хотя Цвингли по прежнему был осторожен. Свою основную роль Цвингли видел в восстановление библейской веры и библейских обычаев. Под руководством Цвингли в Цюрихе происходили быстрые изменения. Разрешили полное причастие для мирян, многие монахи и монахини, а так же священники вступали в брак. Его идеи распространялись по всей Швейцарии.
Реформы, которые предлагал Цвингли для проведения в жизнь, были всегда глубоко продуманными. Он шаг за шагом сносил до основания все старое и воздвигал на расчищенном месте новое здание церковной жизни, закладывая в него камень за камнем. Фундаментом для реформ Цвингли служило исключительно Священное Писание. Евангелие было в центре всех его мыслей и планов, и на его основание он строил новое здание церкви. Цвингли сам был душою всех своих реформ. Он ходил по улицам города, наблюдая за поведением граждан; посещал мастерские, что бы видеть труд работающих в них. Он принимал участие в заботе о бедных, интересовался положением в школах. В его собственном доме дверь всегда была открыта для всех, и почти всегда в своем доме он сажал гостей, знакомых и незнакомых, за трапезу. Таков был реформатор Цвингли, и город Цюрих уподобился островку посреди моря, в котором господствовали злые стихии.


«Давайте остерегаться, что бы наши слова и мысли не шли дальше того, о чем нам говорит Слово Божье…Божье знание нам надо оставить Богу… и воспринимать Его таким, каким Он Сам раскрывает Себя нам, не пытаясь узнать что-либо о Его природе за пределами Его Слова».

3) ЖАН КАЛЬВИН. – Без сомнения, что самым видным систематизатором протестантского богословия был Ж. Кальвин. Он родился на севере Франции, в Нойоне. 10 июля 1509 года, предполагая стать священником, молодой Кальвин поехал учиться в Париж, где познакомился с гуманистическими теориями. Получил представление об учениях Уиклифа, Гуса и Лютера. Вероятно, это оказало влияние на его решение оставить католичество и стать на путь протестантизма. Он видел свое призвание в том, что бы посвятить себя учебе и литературным трудам. Он не стремился стать одним из лидеров реформации, ему хотелось просто изучать Писание и писать о своей вере, в спокойной обстановке. Но в 1536 году в Женеве, где Кальвин был проездом, состоялась незабываемая встреча с Фарелем. Это стало началом его реформаторской деятельности в Женеве. И вскоре он сделался центральной фигурой в религиозной жизни города. Кальвин, как и Цвингли, действует вместе с городским советом. Он вводит в жизнь граждан Женевы такую духовную дисциплину, что по строгости этой дисциплины, нигде и никогда ничего подобного не было. Не всем были по душе подобные строгости, и Кальвин нажил себе много противников. Оппозиция приняла такие размеры, что в 1538 году Кальвин был изгнан из города. Он отправился в Страсбург, но через три года снова был приглашен в Женеву. Он обладал организаторским началом и везде и во всем придерживался системы. Уже в возрасте 26 лет Кальвин в первой своей серьезной работе выстроил законченную богословскую систему. Под руководством Кальвина Женева превратилась в главный протестантский город, полностью преданный евангелическим доктринам реформации. В течение долгих лет он боролся за внедрение в жизнь организационного строения церкви в соответствие с Библейским учением. Самым значительным вкладом в эту систему, возможно, стало внедрение института старейшин.
У Кальвина не было любимчиков. Даже члены его семьи должны были придерживаться общих для всех правил поведения. Было конечно много жалоб на вмешательство проповедников не в свои дела, однако Женева приобрела устойчивую репутацию города-модели Христианского образа жизни. Протестанты со всей Европы приезжали туда, что бы посмотреть на систему Кальвина в действии. В 1559 году в Женеве сбылось одно из самых сокровенных желаний Кальвина – открылась Женевская академия, где молодежь обучалась в соответствии с Кальвинскими принципами. Кальвин умер 27 мая 1564 года. И если при жизни он имел много противников и препятствий, то после его смерти, отчасти под влиянием Женевской академии и отчасти благодаря «Наставлениям» богословское влияние Кальвина вскоре начало ощущаться в разных концах Европы.







Сравнительный анализ богословских взглядов; Лютера, Цвингли и Кальвина, сходство и различие того, как они смотрели на фундаментальные вопросы веры».

МАРТИН ЛЮТЕР. « Друзья креста утверждают, что крест хорош, а дела плохи, так как благодаря кресту разрушаются дела и распинается ветхий Адам, сила которого заключена в делах».

Неоспоримым авторитетом и исходной точкой зрения богословия Мартина Лютера
безусловно, являлось Слово Божье. Библия имела в его глазах первостепенное значение, и именно в ней он искал ответ на свои мучительные поиски спасения.
В его понимание Слово Божье есть не что иное, как сам Бог. Библия есть слово Божье, так как через нее к нам приходит Иисус – воплощенное Слово. Но, несмотря на это Лютер отрицательно отзывался о некоторых частях Писания; послание Иакова, он считал «набором правил поведения», с трудом воспринимал и книгу Откровение. Он не призывал исключить их из канона, но говорил, что ему трудно увидеть в них Иисуса Христа и что они не представляют для него особой ценности.
Представление Лютера о Слове Божьем, как о Самом Иисусе Христе дало Лютеру возможность ответить на возражения католиков. Лютер отвечал, что Библия создана не церковью, равно как и церковь создана не Библией,-- как Библия, так и церковь появились в результате Благой Вести , послания Иисуса Христа, воплощенного Слова Божьего. Лютер не отрицал традиционного богословия о том, что Бога в какой-то степени можно познать с помощью рациональных и научных методов исследования. Но вместо этого Лютер предлагал «богословие креста». Которое, ищет Бога не там, где мы хотим, а в божественном откровении креста. Это означает, что Бог действует совершенно иначе, чем мы предполагаем. Познав Бога на кресте, мы должны отбросить все свои прежние представления о Боге. Основанные на разуме или на внутреннем голосе совести.
Учение об оправдание верой не подразумевает, что Бог безразлично относится к греху. Бог свят, и грех несовместим с Божьей святостью. Но Бог говорит и о прощении – прощение связано с Божьей святостью. Это прощение и есть Благая Весть, которую суровость суда делает еще более радостной. Благая Весть не противоречит закону и не отменяет его. Эта постоянная диалектическая связь между законом и Благой Вестью означает для христианина, что он одновременно и греховен и оправдан. Получив прощение, грешник не перестает быть грешником. Даже больше начинает осознавать свою греховность. Оправдание – это не удаление греха, а факт признания нас Богом праведными, хотя мы и остаемся грешниками.
Лютер не был рационалистом или индивидуалистом, Несмотря на свой протест против общепринятого учения и, несмотря на бунт против властей римской церкви. Лютер был убежден в необходимости церкви, как важного элемента христианского послания. Его богословие было богословием не личного и прямого общения с Богом, а богословием христианской жизни в сообществе верующих.
Он говорил, что учение о священстве всех верующих не отвергает церковную общину, а наоборот, подчеркивает, насколько она необходима. Церковь – тело Христово, в котором каждый член исполняет роль священника для остальных и питает их.
Лютер признавал только два таинства: крещение и евхаристию. Другие обряды и ритуалы, нельзя считать таинствами. Даже если они приносят определенную пользу.
Крещение символизирует смерть и воскресение верующего с Иисусом Христом. Но и благодаря крещению, мы становимся членами церкви Тела Христова. Без веры обряд не имеет силы, но это не означает, что нельзя крестить младенцев, неспособных иметь веру. Инициатива спасения исходит от Бога, и именно это провозглашается через крещение младенцев неспособных понять, что с ними происходит. В отношение причастия (евхаристии), Лютер утверждал, что что во время причастия верующие действительно и буквально вкушают тело Христово. Это не подразумевает, как в случае с пресуществлением, что хлеб становится телом, а вино кровью. Но тело и кровь Господни, тоже присутствуют в них, и когда верующие вкушают, он укрепляется этим телом и этой кровью. В последствии интерпретаторы учения Лютера о присутствие Христа в евхаристии начали называть его «консубстанциацией» (восуществлением).
В этом вопросе у Лютера были разногласия с У. Цвингли, который считал присутствие Христа чисто символическим. Цвингли говорил, что Писание утверждает, что Христос воссел одесную Бога. Так же в отношение крещения младенцев Цвингли тоже придерживался этой практики, но для него, это таинство демонстрировало принадлежность к членству в сообществе – значит, крещение демонстрирует, что младенец принадлежит сообществу. Но оба реформатора отрицали средневековую доктрину пресуществления.
Жак Кальвин – определял таинства. Как «внешний символ, который Господь запечатлевает в нашем сознание Свои милостивые обещания, сделанные нам, что бы поддержать слабость нашей веры. И как видимый знак священного предмета или видимая форма невидимой благодати». В отношении крещения младенцев Кальвин утверждал, что младенцев необходимо крестить, что бы не лишать их тех преимуществ, которые несет с собой крещение. В отношение причастия Кальвин говорил, что таинство «подтверждает обещание, в котором Христос объявляет, что тело Его действительно является пищей, а Его Кровь – питием и что они насыщают нас вечной жизнью». Так же хлеб и вино в Евхаристии указывают на предшествующий акт творения, благодаря которому произошло все, что приносит нам радость. Конкретнее в этом вопросе Кальвин занял позицию промежуточную между Лютером и Цвингли. Кальвин считал присутствие Христа в Евхаристии реальным, но духовным. Во время церемонии причащения верующие силой Святого Духа возносятся на небо и вместе с Христом предвкушают небесный пир.
Следует указать еще на одно разногласие в богословии Лютера, Цвингли и Кальвина. По Лютеру, Бог установил два царства: одно под властью закона, второе под властью Евангелия. Компетенция государства распространяется на сферу закона – верующие принадлежат к царству Евангелия и не должны ожидать, что государство будет евангельским. Цвингли же и Кальвин были сторонниками теократического государства. Цвингли учил. Что обязанностью государства является забота о порядке и благополучие в церкви. Кальвин же, создал в Женеве теократическое правление со строгими правилами и ответственностью за их нарушение. Оба они, Цвингли и Кальвин, пытались создать христианство, самым тесным образом связанное с реформированной, богобоязненной властью. Таким образом, в ранний период основное отличие кальвинистов или реформаторов касалось не учения о предопределении – здесь они в целом были согласны с лютеранами, а их понимание евхаристии. В отношении предопределения Лютер заявлял, что спасение не его дело, а Бога. Милость Божья заключается в том, что Он спасает грешников не достойных такой привилегии, не взирая на их пороки. Он заявлял, что предопределение необходимо в связи с неспособностью человека самому сделать, что-нибудь для своего спасения.
Цвингли говорил, что Бог, будучи всевластным и всеведущим, знает все наперед и определяет развитие событий. Это является логическим следствием самой природы Бога.
Кальвин же учил, что предопределение является вечным повелением Божьим, которым Он определяет то, что Он желает для каждого отдельного человека. Бог не создает всем равных условий, но готовит вечную жизнь одним и проклятие другим. Центральная функция этой доктрины это милость Божья выражающаяся в том, что он спасает отдельных людей, не смотря на их заслуги. Предопределение должно внушать нам чувство благоговения.
Разногласия по вопросу о евхаристии и некоторым другим моментам, не были второстепенным пунктом их богословских воззрений и происходили из расхождений во взглядах, касающихся связи между материей и духом и, следовательно, природы Божьего откровения. Но несмотря на это Лютер, Цвингли и Кальвин остаются великими личностями, повлиявшими не ход мировой истории.





Исторический анализ причин появления анабаптизма, их сходство и различие со взглядами реформаторов.



КОНРАД ГРЕБЕЛЬ. – « Сейчас все надеются получить спасение поверхностной верой, без плодов веры, без крещения испытаниями и страданиями, без любви и без надежды и без истинно христианской жизни».

Наиболее многочисленной из различных групп левого крыла реформации, была группа анабаптистов. Начало этому течению положил в Цюрихе Цвингли. И когда в 1525 году Цвингли начал принимать многие положения протестантской реформы, некоторые молодые люди решили, что он слишком нерешителен, и для проведения реформ не нужно разрешение городских властей. По мнению этих людей, Цвингли и Лютер забыли, о том в Новом Завете церковь четко противопоставлена окружающему её обществу. И в Риме, всегда подвергалась гонению, а компромисс между церковью и государством, достигнутый при Константине, является предательством раннего христианства. Истинное послушание Писанию требует, что бы реформы начатые Лютером пошла гораздо дальше. Церковь не надо путать с обществом в целом. Членом общества человек становится в результате своего рождения, а членом церкви в результате принятого, сознательного решения. И исходя из этого крещение младенцев недопустимо. Это исключает возможность принятия личного решения, в котором и заключается сама суть христианства. Большинство из этих радикальных реформаторов утверждало, что пацифизм – неотъемлемая часть христианства. Нагорную проповедь следует понимать буквально, и те, кто не может следовать её, показывают недостаток веры. Христианам нельзя браться за оружие для самообороны или для защиты своей страны, даже если им угрожают турки. Такие воззрения не получили поддержки ни в Германии, которой турки постоянно угрожали, ни в Цюрихе и других швейцарских протестантских каньонах, где боялись нашествия католических армий. Такие идеи распространялись в различных частях Европы, как будто даже не связанных между собою. И так же в некоторых католических странах. Но внимание общества к себе, они впервые привлекли в Цюрихе, где как уже говорилось эти люди, именующие себя братьями, стали побуждать Цвингли быть более решительным в деле реформ. Они настаивали на создание сообщества истинных верующих, противостоящее тем, кто называет себя христианином, только потому, что родился в христианской стране и в детстве получил крещение.
Когда они поняли, что Цвингли не пойдет по такому пути, «братья» решили сами создать такое сообщество. Бывший священник Георг Блаурок попросил другого брата, Конрада Гребеля, крестить его. И 21 января 1525 года в Цюрихе в фонтане на площади, Гребель крестил Блаурока, который затем совершил тот же обряд с другими. Противники стали называть их «анабаптистами» т.е. перекрещенцами. Своим поступком они показывали, что крещение младенцев не имеет силы и что первое реальное крещение происходит тогда. Когда человек публично заявляет о своей вере. Первое крещение не было совершено путем погружения, но в последствие, когда они начали больше думать о соблюдении требований Нового Завета, крещение совершалось погружением.
Анабаптистское движение столкнулось с сопротивлением, как со стороны католиков, так и протестантов. Теоретически противники анабаптистов руководствовались богословскими соображениями, но фактически их преследовали потому, что считали их взгляды разрушительными для христианства и подрывающим его основы. Мартин Лютер и Цвингли, считали, что церковь и государство должны жить в мире и согласии. Анабаптисты же, хотя они к этому и не стремились, тем не менее, угрожали этому порядку. Лютеранство пользовалось поддержкой принявших его князей, которые обладали большой властью как в гражданских. Так и в церковных делах. В Цюрихе, где жил Цвингли, решающее слово в религиозных вопросах принадлежало городскому совету. Так же обстояло дело и в католических землях, где сохранялись средневековые обычаи. И хотя там это не исключало периодических столкновений, между церковью и государством. Но, по крайней мере, для разрешения конфликтов можно было использовать набор общепринятых принципов. Все это анабаптисты отвергали, представляя церковь добровольным сообществом, полностью независимым от государства. Многие анабаптисты, так же были ревностными поборниками равноправия женщин, а так же бедных и богатых людей. Все это выглядело опасным, поэтому анабаптисты стали объектом жестоких гонений. В некоторых местах анабаптистов обвиняли не только в ереси, но и в призывах к бунту. Поскольку первое преступление было религиозным, а второе государственным, анабаптисты попадали под юрисдикцию как церковного, так и гражданского судов.
Первые лидеры движения, бывшие в большинстве своем пацифистами и учеными. Но вскоре первое поколение погибло в гонениях. В результате движение становилось все более радикальным, начальный пацифизм предавался забвению, его место заняли надежды на насильственную революцию. И, в конце концов, вылилось в восстание и захват города Мюнстера. Там анабаптисты, изгнавшие всех несогласных, стали наводить свои порядки. Это привело к уничтожению произведений искусства и предметов культа. По причине превосходства женщин в их общине, Иоанн Лейденский их лидер, разрешил многоженство, по примеру патриархов. Вскоре восстание было подавлено и участники наказаны. Поздние анабаптисты стали называться «менонитами» по имени бывшего католического священника Менно Симонса. Они так же были убеждены, что христианин не имеет права присягать, кому бы то не было и значит занимать должности требующие присяги. Но христианин должен подчиняться гражданским властям, если это не противоречит Библии. Крестить можно только взрослых, публично заявляющих о своей вере. Но ни крещение ни обряд причащение не дают благодати, они являются лишь внешними признаками внутреннего общения, между верующим и Богом. Кроме того, они омывали друг другу ноги.
И так самым главным вопросом, разделявшим анабаптистов и последователей Лютера и Цвингли, был вопрос крещения. Анабаптисты совершали крещение только над сознательными верующими. Анабаптисты так же были очень озабочены отождествлением церкви и государства, в чем видели прямую опасность для церкви.
Были некоторые разногласия и во взглядах, на право верующего на защиту с оружием в руках. И другие не столь значительные расхождения во взглядах, как буквальное понимание Нагорной проповеди и обвинение в маловерии не исполняющих её. Так же были расхождения в вопросе трактовки воплощения Христа и анабаптисты не рассматривали Писание, как абсолютный авторитет, считая основой религии свою личную веру и свой личный опыт. Анабаптисты были сторонниками всеобщего священства верующих, в буквальном понимание этого слова. Современные баптисты не являются духовными потомками анабаптистов.





Сергей Асташенко

Комментарии

ИМХО - 22.07.2009 18:51:13

Где-то, пади, скопировали?


сергей асташенко - 10.08.2009 15:15:27

ИМХО, вы почти правы это мой реферат, домашнее задание и конечно же работал с литературой.


Кегль - 11.08.2009 00:15:19

ИМХО как всегда в подозрениях или ехидствует. Надеюсь, не со зла...


сергей - 18.08.2009 13:07:57

конечно не со зла... просто пытливого ума человек.))


ИМХО - 25.08.2009 02:19:03

Что-то вы всё обо мне, да обо мне...


Алик - 07.10.2009 19:27:46

История - это всегда интересно


Имя:

Код подтверждения: введите цифрами сумму чисел: 3 + 4

Текст:

Жанры

Активные авторы

Все авторы: