Воскресшая семья

Мне предстояло поднять телефонную трубку и позвонить. Чтобы попросить прощения за всю боль, которую я причинил, за мое жестокосердие. Внезапно я понял, что ее ответом может быть "нет". Меня охватил ужас! Вся моя самоуверенность улетучилась. Я вдруг понял, что и она имеет право на собственное решение. Я стоял на краю обрыва, и короткое слово "нет" из ее уст могло бы стать сильным толчком в обрыв.

Воскресшая семья Наша семья пережила пожар, который беспощадно пожрал всю нашу любовь и превратил ее в безнадежный пепел. Начиналось все с мелочей, но настал момент, когда все наши семейные беседы неизменно превращались в ссоры. Не раз, теряя терпение, я уходил из дома или даже позволял себе поднять руку на жену. Не находя общего языка, мы окружили себя друзьями. Наедине мы унижали и оскорбляли друг друга, но на людях надевали красивую маску. Никто даже подумать не мог, что в нашей семье все ярче и ярче разгоралось пламя боли, и пропасть ширилась.

Выросли мы оба в семьях верующих, но только сам Бог знал, насколько формальна была наша вера в Него. Чтение Библии и молитва для меня были просто обрядом.

После пяти лет совместной жизни я пришел к выводу, что у нас с женой нет ничего общего, и выгнал ее с дочкой к родителям. Окружающие не могли поверить в происшедшее, ведь при них мы всегда были такие радостные, дружелюбные.

Разлука с дочкой повергла меня в уныние и одиночество. Никто не знал про минуты скорби, когда я заходил в ее спальню, брал одеяльце с ее кроватки, ее одежку, и плакал. Я винил во всем свою жену, но никак не хотел заметить бревно в собственном глазу, все больше ожесточаясь. Стараясь отвлечься от тяжких мыслей, я работал с утра до ночи.

Прошло полгода со дня нашей разлуки, мне не становилось легче. Я настаивал на разводе. Друзья и родственники пытались отговорить меня, но мое решение было окончательным. Я грубил своим и ее родителям, не сомневаясь в своей правоте. Мысли о дочке приносили мне страдания, но я успокаивал себя тем, что она про меня уже забыла. Я не звонил ей, не желая напоминать о себе и расстраивать, а только писал длинные письма. Мне казалось, что отношения между нами по-прежнему хорошие и близкие. Я не знал, что даже в три года ребенок может перенести стресс от разлуки с отцом. Не знал, что она плакала каждый день и молилась, чтобы Боженька вернул ей папочку.

Я ходил в церковь, иногда даже принимал участие в молодежных служениях. В то трудное для меня время я начал задумываться о Боге. Случайно мне попалась видеокассета, где говорилось о духовном рождении. Я просмотрел ее два раза и понял, что не рожден свыше так, как этого хотел Христос. Став на колени, я со слезами просил у Бога прощения за свою жизнь, за безответственность к семье и к церкви. Бог меня простил. Но я не мог простить. "Пепел - это остатки костра, которые выбрасывают и забывают" - такого решения я всегда держался по отношению к моей половине. Я стал думать о создании новой семьи, как никак после развода уже прошло около года, а о восстановлении прежней не могло быть и речи.

Я читал Библию, завел дневник и записывал места, которые особенно меня трогали, чтобы поразмышлять над ними. Чаще всего они были про примирение, прощение, любовь и тому подобное. Писание показывало, как мне нужно поступить, но я считал, что к моей бывшей половине это не относится.

Молодых прихожан из нашей церкви приглашали в волонтерские поездки в Россию и Белоруссию, я выразил желание поучаствовать в одной из них. Меня прельщала мысль уехать далеко за Океан и послужить детям в интернатах и, наконец, отдохнуть от воспоминаний о моем прошлом. Меня должна была сопровождать сестра во Христе, но она была мне не знакома и не могла ничего про меня знать. Уверенный, что поездка для меня будет отдыхом, я с нетерпением ждал, когда же попаду на землю, где родился 26 лет тому назад.

На третий день у меня состоялся такой разговор с моей попутчицей. Она начала: "Когда ты позвонил и сказал, что разведен, я потеряла сон. Я молилась Богу, я хотела знать - брать тебя или нет. Меня мучил вопрос: как может ехать к сиротам тот, кто оставил свою жену? Вечером мне позвонил родной брат. Он спросил, чем я огорчена. Я сказала, что дала согласие на поездку человеку, а после выяснилось, что он разведен. Брат спросил, как его зовут. После продолжительного спора, я назвала ему твое имя. Брат долго молчал. Потом тихо сказал: "Я знаю его жену. Уже больше года она молится, чтобы Бог восстановил их семью".

Рассказ этой женщины меня ошеломил - то, от чего я бежал, стояло прямо передо мной. Мне не хватало воздуха, было трудно дышать. Возвращаясь домой, глубоко вдыхая морозный воздух, глядя в синее небо, я все еще не мог поверить услышанному.

После многих размышлений, молитв и бесед с моей попутчицей, Бог начал мне открывать глаза. Я начал замечать то, чего никогда не видел - у меня в глазу было "бревно"! Я все больше осознавал, что грехи, которые мне простил Бог, намного больше, чем недостатки, которые я замечал в моей жене. Библия называет супругов одной плотью. Никогда не бывает так, что одна половина виновна, а другая нет. Теперь я знал, что мне нужно делать, но меня мучили сомнения. Наша миссия продолжалась. Я рассказывал брошенными детям в домах интернатах о рождении Христа и о причине Его прихода. И неожиданно понял, что эти рассказы относятся не только к тем, кто не ходит в церковь и не знает Бога, они направлены и к моему сердцу. Христов поступок стал мне намного понятнее, я просто не мог поверить безграничности Его любви ко мне вредному, непослушному и очень настырному.

Пришло время исправлять ошибки. Я должен был позвонить жене и попросить у нее прощения. В течение получаса я никак не мог выйти на связь. Было ужасно страшно, передо мной была неизвестность. Я был в трепете, понимая, что сейчас мне поможет только Бог. Перед глазами стояла евангельская картина, как Христос в Гефсиманском Саду молил Отца, чтоб Его "миновала чаша сия".

Наконец жена подняла трубку, я едва смог выдавить слова о прощении. Я отдавал себе отчет, что она тоже перенесла душевную травму при разводе. Вопреки моим опасениям, жена утешила меня, сказав, что виноват не только я, но и она тоже. Потом продолжила: "Только сам Бог сможет соединить нас". Эти слова давали мне маленькую надежду. Я не смог сдержать слез. С дрожью в голосе я продолжал: "Ты так много раз просила у меня прощения, а я с окаменевшим сердцем не проявлял никакого сочувствия. Если ты еще хоть чуть-чуть любишь меня, пожалуйста, выйди за меня, негодного, замуж еще один раз". "В ответ я услышал тихий вскрик, слезы восторга и неуверенности - не сон ли это... Уточнив мое предложение, она поняла, что звонит не тот муж, которого она когда-то знала, а звонит человек, который познакомился с самим Христом, и не замедлила дать ответ "да".

В нашей совместной жизни все изменилось. Моя дорогая жена и я молимся по-другому, мы смотрим друг на друга по-другому. У меня когда-то была только жена, а сейчас - супруга, помощница и самый близкий друг. Бог подарил нам такую любовь, о которой мы даже не могли мечтать. В молитве мы просили Бога о том, чтобы теперь Он сам строил нашу семью, кирпичик за кирпичиком, подравнивая углы, если нужно.

Дорогие друзья! Если только можете верить, верьте, потому что все возможно верующему. Христос поможет вам. Он создал семью, и Он знает, как ей помочь, а наше дело - это только дать ему место в нашей жизни.

Константин Шива США

Комментарии

Имя:

Код подтверждения: введите цифрами сумму чисел: 5 + 7

Текст: