Чудо в Москве

Случай в Москве глазами бразильского журналиста Густаво Корсана.

Чудо  в МосквеГуставо Корсана, посетивший Москву во времена воинствующих безбожников, написал для своих читателей статью, которую он назвал не иначе, как чудом - "Чудо в Москве". Случай, который он описывает, действительно очень необычен.

Один из театров в Москве готовил постановку нового кощунственного фарса "Христос в куртке". На премьеру созвали комсомольцев, учащихся, и зал был переполнен. Главную роль поручили Александру Ростовцеву - актеру первой величины, да еще и близкому к кругам, которые соприкасались с Хрущевым. К тому же Ростовцев слыл правоверным марксистом, т. е. сознательным безбожником.

В глубине сцены был воздвигнут "церковный престол" с крестом из пивных и водочных бутылок, перед которым валялись бутылки, пепельницы и битые стаканы. Вокруг престола шатались толстопузые "священники". "Молебствие" должно было идти под пьяные выкрики и сопровождаться не вполне целомудренными телодвижениями. Вокруг "престола" были расставлены трактирные столы, за которыми старые толстые монахи играли в карты, глотали водку стаканами и отпускали непристойные шутки. В начале второго акта на сцену вышел Ростовцев, изображавший Христа. Одет он был в хитон и плащ, а в руке нес большой том Библии, откуда ему предстояло прочесть два первых стиха из Заповедей блаженства, чтобы затем швырнуть книгу на пол, сбросить с себя хитон и заорать: "Дайте мне куртку и шапку".

Но тут произошло что-то непредвиденное. Александр Ростовцев прочел с достоинством и без ужимок первые стихи: "Блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное. Блаженны плачущие, ибо они утешатся". Дальше не входило в его роль. Но он продолжал читать: "Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю". И дальше - до конца.

Давно был упущен момент, когда ему полагалось бросить на пол хитон и книгу и потребовать куртку и шапку. Давно уже суфлер делал ему отчаянные знаки из своей будки. Давно уже зрительный зал замер, чувствуя, что тут что-то не так.

Но Ростовцев продолжает читать. Вот он прочел все Заповеди блаженства. Затем о прелюбодеянии, о клятве, о непротивлении злому... Остановился он только тогда, когда дочитал последний - сорок восьмой стих пятой главы Евангелия от Матфея. А затем Ростовцев широко перекрестился и произнес громко и отчетливо: "Помяни мя, Господи, егда приидеши во Царствии Твоем!" И удалился со сцены - с Библией в руках, в хитоне и плаще Христа.

Густаво Корсан поведал своим бразильским читателям, что, несмотря на полвека преследования, власть не смогла истребить в народе любовь к Иисусу Христу - и такую любовь, которая не останавливается ни перед исповедничеством, ни даже перед мученичеством.

По книге Якова Левена "Сеется семя"

Комментарии

ИМХО - 04.12.2008 00:26:30

Когда это было? Год, месяц?


Имя:

Код подтверждения: введите цифрами сумму чисел: 1 + 2

Текст: