Встреча.

Стоянка на Гренаде подходила к концу. Мы сделали дела, которые должны были сделать. И задерживаться дальше не имело смысла.
Яхта стояла как вкопанная на ровной воде лагуны у Святого Георгия, столицы страны. Якорь, соединенный 10 мм. цепью с яхтой, давно лежал в жидком иле кратера вулкана, затопленного водой и, возможно, зацепился за крышу дома затонувшего города Порт Луис, основанного французскими колонистами в давние времена, и погрузившегося в жидкую грязь около 300 лет назад, когда ожил молчавший вулкан.
Сей час лагуна была спокойной. Но, тем не менее, я каждый вечер всматривался в поверхность воды, в страхе опасаясь увидеть пузырьки газа, поднимающегося со дна и означающие начало нового извержения. Но поверхность бухты была мирной как и последние 100 лет.
В 30 милях отсюда извергался новый подводный вулкан, временами вздыбливая поверхность океана высокими крутыми волнами. А на Гренаде все было размеренно и спокойно.
Мы находились здесь достаточно долго. За это время появился новый остров у восточного побережья Тринидада. Вырос новый вулкан на 4 метра над поверхностью воды.
Пора было уходить.
Мы усиленно готовили яхту к 100 мильному переходу на остров Тринидад, куда давно собирались зайти. Загрузили воду, подняли лодку на палубу, раскрепили вещи в каюте. Кошка печально взирала на наши сборы, а затем забралась мне на колени, грустно осознавая, что ей предстоит морская болезнь. Я нежно почесал у нее за ушками и погладил маленькую мохнатую головку.
На рассвете следующего дня уточнил прогноз погоды. Ожидался свежий восточный ветер.
Навигационная карта Тринидада указывала на то, что проникнуть в страну можно через пролив называющийся «Обезьянья пасть» или через проливы жутко именующиеся «Драконовы пасти», опасные из-за пиратских нападений.
Проливы « Драконовы пасти» плавно переходят в Венесуэлу, безлюдную в тех местах и покрытую густыми джунглями.
Венесуэльские пираты доходят до того, что иногда нападают на близлежащие островки проливов « Драконовых пастей», но это происходит не часто.
Все вместе взятое говорило о том что ночью к Тринидаду приближаться нельзя.
В "Обезьяньей пасти" можно попасть в невидимый в темноте водоворот, а в «Драконовых пастях» предстоит бой с пиратами.
Рассчитав время, отправились в путь незадолго до полудня.
Знакомые друзья - яхтсмены подошли на резиновых лодках и грустно попрощались с нами.
Мы завели мотор и начали выбирать якорную цепь, вырвали якорь, и он выполз на палубу, сбрасывая комья ила.
Прогудев в туманный горн 3 раза, прощаясь со всеми вышли из бухты на открытую воду.
Был ясный ветреный день. Поняв паруса, заскользили под защитой берега. Берег кончился и мы начали отдаляться от страны.
Поднимадись 2 –х метровые крутые волны прямо с носа, и так же косо с носа задул ветер. Ветер по прогнозу должен быть восточным, или восточно - северо – восточным, а оказался восточно-юго-восточным, что в это время года быть не должно. Нам предстоял путь на юг. Яхта забиралась на встречные волны и куда то проваливалась носом вниз. Морская вода катилась по палубе до кокпита и выливалась за борт обратно в океан. Встречные волны тормозили бег яхты заваливая ее то на один бок то на другой. То вперед, то вниз.
Казалось что мы сидели в кузове грузовика, который вел водитель, вчера получивший права, по горной грунтовой дороге, на большой скорости, не вписываясь в повороты и залетая на все ухабы.
Первой не выдержала кошка, ее стало тошнить и она заползла в каюту, надеясь в привычной ей обстановке обрести покой. Но вскоре послышался жалобный вой. Наверное ей стало совсем плохо. Я вынес ее на кокпит и положил у ног, ее продует ветром и станет легче.
Анжелика призналась что ей не по себе и пошла в каюту прилечь.
Я без эмоций смотрел на волны, пытаясь понять почему они крутые. Потом сообразил – попутное течение и встречный ветер. Вскоре попутное течение закончилось, волны стали пологими и яхта перестала зарываться носом. Но качка чувствовалась очень сильно. Наверное, после долгой стоянки в тихой бухте.
Ночью усилился ветер. Увеличился крен на правый борт. Качка стала меньше, или привык организм.
Луна еще не зашла и было видно далеко вокруг. Подумалось, что когда зайдет луна, смогу увидеть зарево огней нефтяной платформы, одиноко стоящей среди волн где-то на середине пути на Тринидад.
Зашла луна. На небе стали хорошо различимы звезды. Они были яркими и излучали свет.
Яхта стремительно неслась под куполом звездного неба, разрезая волны и оставляя за кормой шипящий светящийся пенный след. Казалось что мы движемся со скоростью более 5 узлов.
Я вытащил из кармана навигатор, маленький прибор, похожий на сотовый телефон. Поднял до уровня глаз, включил его, направляя антенну куда то в сторону неба. На маленьком дисплее появился круг с вращающейся стрелкой. По периметру круга появились кружочки. Это спутники земли, блуждающие в чёрных глубинах космоса поймали сигнал навигатора и стали выдавать наши координаты. Внутри приборчика координаты суммировались, умножались и делились пока не пискнул сигнал, означающий что ответ на мой вопрос готов. Появились цифры широты и долготы, а также скорости яхты в морских узлах.
Скорость была равна нулю. Потом скакнула до 2-х узлов и вернулась обратно к нулю. Это означало что яхта несущаяся по поверхности ночного океана со скоростью 5 узлов, на самом деле едва продвигалась вперед.
Еще до того как мы подняли якорь на Гренаде, я знал что это будет ночью и знал почему. Мы вошли в огромную реку, текущую в океане из глубин экватора, из районов « Морей погибших лошадей», там, где ветра исчезают на много месяцев и парусники в старые времена теряли свой бег и дрейфовали с обвисшими парусами. Лошадей выбрасывали за борт чтобы сохранить воду для команды.
И эта река, двигаясь широкой полосой вдоль южной Америки, врывалась с юго-востока в Карибское море между Гренадой и Тринидадом. И глубокой ночью мы вошли в ее центр. Течение тормозило нас, но все-таки миля за милей, час за часом яхта продвигалась вперед оставляя пенный след. И эту пену волны реки уносили куда- то вглубь Карибского моря, разделялись на многие рукава и снова соединялись вместе в единую реку, возле Кубы, называющейся Гольфстрим, которая перетекала океан на северо - восток, мимо стран Европы и окончательно исчезала возле Мурманска и Новой Земли.
Впереди на горизонте появилось среди звезд зарево огня. Потом показался огонь. Большое судно шло нам навстречу. Появилось новое зарево, затем желтый огонь, который не приближался, а вырастал вверх. Появился еще один огонь, еще один. Казалось неведомый город поднимается во тьме из глубин океана. Это была нефтяная платформа.
Встречное течение было еще сильным. Хотелось спать. Ночь подходила к концу.
Из каюты выбралась Анжелика и села рядом со мной. Ей стало легче. Но по виду казалось
что она всю ночь разгружала мешки. Ушел в каюту, попросив разбудить меня через час. Упал на койку и заснул. Мне снились сны.Проснулся гораздо позже чем ожидал. Анжелика не стала будить меня. Волны выровнялись и стали боковыми. На небе висело марево, какое бывает при свежем ветре. Впереди, у горизонта, темным пятном проступали очертания гор острова Торицы - Тринидада.
Включил навигатор. И он снова ответил на мой вопрос , высветив новые координаты нашего местоположения. Получалось что мы в течении 2-х часов приблизимся вплотную к земле.
Я внимательно всматривался в очертания земли с легким чувством настороженности. Где-то слева, в темной полосе приближающегося побережья, находилась бухта, где высадился Колумб. В этой же бухте спустя 500 лет спустя высадился я, пройдя через океан.
Тринидад был единственной страной, куда мы шли не для того, чтобы посмотреть, а для того чтобы встретиться с пожилой женщиной Рондой Майнгод, руководителем Христианской общины «Общество живой воды».
14 лет назад она помогла мне из тюрьмы выйти на свободу.
Я был арестован за то что путешественник и брошен в тюрьму без суда.
Выйдя на свободу, жил при христианской общине, бродил по джунглям. Был снова арестован, обвинен в том что русский шпион и отправлен в океан. Но это было давно. В прошлом веке и даже в прошлом тысячелетии. И вот мы снова приближаемся к этой земле.
На этом острове я прочитал всю Библию и выучил первое слово на английском языке, и это слово было свобода.
Вдалеке появился парусник, двигающийся вдоль побережья. Он уверенно шел к невидимому для нас месту и вскоре исчез среди утесов. Так и есть. Там находится пролив «Пасть обезьяны». Мы слегка изменили курс. Как ни странно парусник снова появился и скоро снова исчез среди скал. Неужели попал в водоворот. Мы завели мотор и, не убирая паруса, стали подходить к проливу. Вода стала темно-бутылочного цвета.
Появились буруны, какие бывают когда сталкиваются два течения.
Из «Обезьяньей пасти» вырывались потоки вод и устремлялись в океан. По всей видимости начинался отлив. Мы приблизились к проливу и увидели что он достаточно широк. Идущий впереди нас парусник стоял поперек пролива с полуобвисшими парусами. Скорее всего он потерял ветер и его течением выталкивало обратно в океан. Мы связались по радио, но ответа не получили. Наверно вся команда была занята делом. Наконец все паруса были убраны, мотор заведен, и парусник устремился в проход.
Вошли в пролив. Поросшие лесом горы обступили нас со всех сторон. Течение усилилось настолько, что мы едва продвигались вперед, проходя мимо камня. Напоминающего обезьяну ловящую рыбу.
Течение ослабло. Вышли на ровную воду. И пройдя мимо нескольких островков, вошли в бухту, называемую Шагуарамас - главный яхтенный порт Тринидада. Здесь сидят таможенные и иммиграционные службы, с которыми еще предстояла встреча.
Дело в том что прибыть в эту страну я мог только с разрешения министра иностранных дел. И это внушало некоторую озабоченность.
Мы сняли паруса и немного сбавили ход, поравнявшись с яхтой, стоящей на якоре. Поздоровались и спросили где находится таможенный причал. Немолодая пара яхтсменов итальянец и француженка объяснили где он находится и посоветовали дождаться следующего дня, потому что в этот день таможня официально закрыта и за досмотр с нас возьмут дополнительную плату. Совет был хороший.
Утром следующего дня пришвартовались к таможенному причалу и, собрав все необходимые документы, я отправился в офис.
Таможенник поставил штампы в паспорта, официально заявил что мы можем жить на своей яхте и посещать территорию Тринидада в течении 3-х месяцев без ограничений. Путь был открыт.
Позвонив Ронде, мы встали на якорь, спустили на воду лодку и высадились на землю. Поймав маршрутку, поехали в столицу страны Порт оф Спейн.
Город изменился. Появилось много новых высотных домов.
Мало изменилась Ронда Майнгот. Разве что стало больше седых волос.
Я был рад встретиться с человеком, помогшим мне выйти на свободу.
Ронда была рада встрече со мной. Крепко пожала мне руку, пристально посмотрела в глаза, и сказала: «Ты был первый, кому мы смогли помочь выйти на свободу, и я рада видеть тебя продолжающего свой путь с именем Господа. Храни тебя Бог!»
Мы долго говорили о разном.
Приближался вечер. Попрощавшись, с Анжеликой вышли на улицу.
Прошли мимо кварталов, где вдоль тротуаров торгуют продуктами и овощами. Купили что-то из еды и засобирались обратно в путь. Нужно выбраться из города до темноты. Скоро вылезут крысы, роящиеся в выброшенных отбросах. А на улицах появятся люди, с которыми лучше не сталкиваться европейцам.
Продвигаясь к автобусной остановке, я ловил себя на мысли что мир изменился. Появилось много новых домов из бетона ,похожих на крепости и башни. Появилось много домов из стали и стекла, похожих на воткнутые в землю щиты.
Будто это мир пытался защититься броней от неумолимо идущего времени.

Александр Сухарев

Комментарии

Читатель - 30.05.2008 11:21:53

Романтика, однако.


Имя:

Код подтверждения: введите цифрами сумму чисел: 6 + 4

Текст:

Жанры

Активные авторы

Все авторы: