Смертный грех Иуды

Смертный грех Иуды
Наша жизнь представляет из себя порой набор стереотипов поведения и мышления. За этими «деревьями» мы часто не видим «леса» Божьей истины. Иисус, придя, принес новый уровень мышления, разрушив много стереотипов той эпохи. Следующий за Христом не может быть движим мертвым словом, старыми учениями, практикой и менталитетом прежних поколений, не одухотворенными Духом Святым. Когда жизнь заставляет нас искать в Божьем слове важные ответы, Дух Святой делает это слово живым и открывает нам новые ракурсы взгляда на, казалось бы, абсолютно понятные и досконально исследованные места Писания.
Когда потребовалось помочь человеку, который не мог простить себе тяжелый поступок, Дух Святой открыл два момента. 1) Этот человек был неверующим, и в таком состоянии решения его проблемы не было. Окружающие его неверующие люди, даже расположенные к нему, всегда будут помнить этот поступок и иметь к этому человеку в душе соответствующее отношение. Так же и он сам не мог забыть и простить себе происшедшее, кто бы его не уговаривал и какие бы аргументы не приводил. Мирские психологи, окружающие и он сам могли только попытаться обмануть его сознание хитрой логикой или добрыми речами. А ему был нужен не суррогат, а ПРОЩЕНИЕ, ради которого и пришел на землю Иисус. 2) Второй момент, открывшийся необычным образом через Писания, касался Иуды Искариота, и, казалось бы, ставил этого человека в более худшее положение. Этим откровением и хотелось бы поделиться с вами.

Стереотип

Имя Иуды Искариота стало нарицательным. Этим именем клеймят человека, совершившего подлое предательство: друга, Родины, родителей... Когда верующие исследуют себя и Писание, многие могут увидеть себя и в разбойнике, казненном вместе со Христом, и в блудном сыне, и даже в тех, кто кричали «распни!». Тем не менее, мало кто хочет видеть в себе Иуду Искариота – уж лучше признать наличие в своем «я» природы человекоубийцы, Каина, чем столь подлого предателя! Так ли это? Неужто вы никогда не предавали себя или ближнего? Нет среди нас Павлика Морозова? Давайте рассмотрим внимательнее. Заодно, зададимся вопросом - этот ли грех - предательство учителя и друга – был самым тяжким, сыграл роковую роль в жизни Иуды?

Какой же из грехов Иуды смертный?

Евангелия повествуют нам по крайней мере о пяти грехах Иуды.
1) Иуда был вор (Иоан 12:6). (Не такой уж страшный грех, не правда ли? С кем не бывает? Кто из нас ни разу не утащил, например, дощечки с родного завода (был даже такой термин – «несуны»)? Кто ни разу в жизни не проехал без билета? Как насчет уплаты налогов? А с «шабашки»?). Грех воровства говорит об эгоизме, о том, что центром вселенной данного человека является он сам. Где эгоизм, там присутствует и гордость, и лживость – Иуда упрекнул Иисуса в неправильном расходовании средств (т.е., «я лучше знаю»), проявил ложную заботу о бедных.
2) Иуда допустил сатане вложить в его сердце мысль о предательстве Иисуса (Иоанн 13:2), что Апостол Петр однозначно характеризует как вину человека: «Анания! Для чего ты допустил сатане вложить в сердце твое мысль…» (Деян. 5:3). (Тоже для нас дело обычное. Не допускали мы разве в себе греховных мыслей, не носили в сердце обиду, злой замысел?). Такой грех, когда мы лелеем в себе греховные мысли, говорит о нечистом сердце, о необновленном разуме, о том, что чувства навыком не приучены к различению доброго и злого, что нет внутренней дисциплины ума.
3) Иуда проявил лицемерие, приняв из рук Иисуса хлеб (Иоанн 13:27). При этом он нарушил 2 закона – нравственный и духовный. Нравственный закон, действующий на востоке до сих пор, гласит: деля хлеб с человеком, ты становишься его другом и союзником, вступаешь с ним в завет. В этом и заключается нонсенс пророческого слова «ядущий со мною хлеб поднял на меня пяту» - такая мысль несла в себе противоречие для людей того времени, казалась невероятным злодейством. Иуда запросто переступил через это: решив предать Иисуса во 2 стихе главы, в 27 стихе он лицемерно участвует в вечере, и, в знак дружбы, мира и соучастия, как верный друг, принимает от Него хлеб.

Иисус отравил Иуду?

«…И, обмакнув кусок, подал Иуде Симонову Искариоту. И после сего куска вошел в него сатана» (Иоан. 13: 26, 27). Из Библии слов не выкинешь: Иисус дал Иуде хлеб, которым Иуда отравился: в него вошел сатана. Вопрос: почему же не отравились другие апостолы, которые ели тот же хлеб? Ответ: вы не пробовали огурцы с молоком?
Духовный закон, который нарушил Иуда, гласит: нельзя смешивать святое с несвятым! Приняв хлеб сатаны (2 стих), Иуда принял вслед и хлеб Иисуса – и отравился: эти два хлеба нельзя смешивать! Это как кислота и щелочь, как мрак и свет, как огонь и вода, несовместимые антагонисты! Химическая наука знает много веществ, которые по отдельности вполне безобидны, а при соединении образуют яд или гремучую смесь, уничтожая друг друга и все окружающее. Библия дает нам много печальных примеров, когда люди пытались смешать святое с несвятым. Священники Надав и Авиуд, «подогретые» парами спиртного, пытались внести в святое-святых чуждый огонь. Оба были немедленно убиты. (Лев. 10:1-7).
Оза посчитал себя «святее» земли, прикоснулся к ковчегу и тут же был поражен. (2 Цар. 6:6-7).
Дочери Лота, напоив его до бесчувствия, совершили с праведником грех, и от этого смешения родились два враждебных Израилю народа (моавитяне и аммонитяне), которые были полностью истреблены. Погибли и многие израильтяне. (Быт. 19:30-38)
Вот что несет смешение святого с несвятым – смерть. Вот почему «расселось чрево его и выпали все внутренности его» (Деян. 1:18). Это было таинственное и страшное действие внутри его тела той субстанции, которой раньше не было на земле: физического хлеба с духовной составляющей. Будете ли вы относиться легкомысленно к таинству хлебопреломления, зная необычное действие этого энерговещества, принадлежащего одновременно обеим мирам? Ведь действие его силы будет направлено либо к жизни, либо к смерти, в зависимости от того, с каким вы сердцем к нему подходите. Если вы имеете обиду, непрощение, если вы замыслили злое, то вы подходите к причастию точно так же, как и Иуда, и рискуете смертельно. «Оттого многие из вас немощны и больны, и не мало умирает»! (1 Кор. 11:30). Иуда – первая жертва хлебопреломления – да будет для нас примером того, с каким сердцем НЕ НАДО подходить к причастию!
Знал ли Иисус, что эта беда произойдет с Иудой? Духовный мир сокрыт от нас завесой тайны. Мы можем только предполагать, потому что видим как сквозь тусклое стекло. С большой долей вероятности можно предположить, что Бог видит будущее вариантно. Он знает и предопределил последствия любого нашего выбора, но сам выбор предоставил нам. Иисус знал гнилое нутро Иуды. Так кем же был для него Иуда? УЧЕНИКОМ, АПОСТОЛОМ И ДРУГОМ – ТОЧНО ТЕМ ЖЕ, КЕМ БЫЛИ ДЛЯ НЕГО ОСТАЛЬНЫЕ ОДИННАДЦАТЬ. Предлагая Иуде мирный хлеб, Иисус давал ему еще один шанс исправить путь, который тот себе приготовил в сговоре с дьяволом. Тот же характер Бога прослеживается сквозь все Писание. Почему Бог допускает до нас искушения? Ведь порой мы не выдерживаем их и падаем! Разве Бог не знает, что может уронить нас, и мы можем разбиться? Разве Иисус не знал, что для Иуды возможен плачевный результат?
Ответ один: Бог вправе ожидать от людей правильного выбора.
Давайте представим, что вы – директор банка, вдруг узнаете, что завтра к вашему сотруднику подойдет человек и попытается предложить ему взятку за неправильное действие против вашего банка. У вас есть 2 варианта реагирования – а) не пускать негодного человека в банк, чтобы не позволить ему сбить с пути вашего сотрудника. Но вы задумали повышение для него, и это как раз удобный случай проверить его! Тогда вы выбираете вариант б) допускаете встречу негодяя со своим работником чтобы посмотреть, как тот отреагирует на предложение. Поискав в своем сердце, вы найдете, что поступили бы по варианту б) даже в случае, если проверяемым работником был бы ваш сын! С какой радостью вы повысили бы проверенного человека, убедившись в правильности своего выбора! А не прошедшему испытание пришлось бы начинать свою карьеру сначала, с низов. У него остался бы еще шанс, а у директора банка – удовлетворение от того, что не совершена ошибка. Ведь был бы двойной ущерб: с большей высоты падение для отступника было бы больнее: ответственность выше; и ущерб предприятию в новом положении он мог бы нанести гораздо больше.
Итак, Иуда замыслил предательство, а приходит на вечерю, как друг. Он общается с братьями, с Иисусом, участвует в разговоре. Он делит с ними трапезу, становясь сопричастником, слушая, как Иисус открывает сердце. А злой план уже принят, серебренники уже звенят в сердце.
Еще раз посмотрев на лукавый поступок Иуды, можем сделать вывод: вот на самом деле момент сильнейшего падения Иуды! Здесь для нас, христиан, должен загореться красный свет! Можешь быть глупым, недалеким, неверным, слабым, трусливым – все эти качества поначалу проявляли люди Божьи, и всё это Бог поправляет! Но не будь лукавым и гордым – Бог не будет поправлять, Он будет противиться и ловить тебя в твои же сети! Петр трижды отрекся от Христа, но лукавым и гордым не был, и Бог его восстановил; Савл побивал христиан, гнал Иисуса – но лукавым не был: если бы ему Иисус предложил хлеб, он бы отказался!
Не таись, как тигр в засаде, выйди на свет! Не улыбайся деланной улыбкой тому, на кого обижен, кого считаешь неправым! Лучше скажи ему и Богу, и, если неправ – повинись! Если ты не находишь в себе ни тени лукавства – то это и есть лукавство! (Разве что ты – один из миллиона, истинный израильтянин, чистый, вымоленный и посвященный). Не то страшно, что в тебе лукавство. Если ты не сильно лукавый и гордый, найдешь в себе еще и убийство и предательство, и воровство, и прелюбодейство и еще всю ветхую греховную природу. Это еще полбеды – выйди на свет, стань перед Богом и покажи Ему всё это. Проси Его со слезами, с сожалением, и ты увидишь, как Он сделает всё это мелким и чуждым тебе, загонит туда, откуда оно уже не будет так влиять на тебя, даст тебе осознание чистоты и свежести в Его прощении.
Беда пришла тогда, когда тебе не в чем каяться, не о чем просить Бога. Когда ты прав, а люди вокруг – нет. Когда нужно таиться от них, «а то не поймут». Когда ты знаешь лучший выход, чем они, и вообще, умнее их и чище. Чем больше в сердце, а не снаружи, тем больше груз, тем больше опасность, что это – негодное. Не попадись, как Иуда!

Кого и когда предал Иуда?

4) Настало время рассмотреть четвертый очевидный грех Иуды – предательство. Почему-то этот грех впечатляет большинство людей сильнее всего. Надо же – учителя! И за что – за деньги! И как – поцелуем!
А что еще вы хотели от человека, заключившего завет с дьяволом? Разве не видите, что, предав Иисуса, он не предал учителя (Иисус считал его учеником, но не был для него учителем. Ученик – тот, кто имеет сердце ученика; Иуда его не имел). Он не предал друга: Иисус был ему другом, но он не был другом Иисуса. И поцелуй не был для него святым знаком любви – только формальностью. Он не предал Бога (Иисус для него не был Богом): это случилось раньше – несколько часов назад. Несколько часов назад он переступил грань, предав гораздо большее – дружбу, любовь, доверие, честь, совесть, переступив человеческие правила, предав самого себя и отрекшись от Бога. Так что очередное его деяние выглядит на этом фоне печально, но вполне логично. Он «честно» отработал свои серебреники.
Печально то, что подобные предательства происходят сегодня сплошь и рядом и уже не считаются чем-то необычным. Многие ли из нас не предавали себя и ближнего?

Момент истины

5) Мы добрались до последнего, смертного, самого тяжкого греха Иуды. Но сначала идет радостная весть. Она в двух словах: «Иуда…раскаявшись…» (Матф. 27:3). Что кроется за этими словами? Бездна Господней любви, всё Евангелие Христа: «Есть прощение ДЛЯ КАЖДОГО!». Даже для Иуды!
Давайте разберемся сначала, откуда приходит раскаяние. ОНО ПРИХОДИТ ТОЛЬКО ОТ БОГА. ОТ ДЬЯВОЛА ОНО ПРИЙТИ НЕ МОЖЕТ. Раскаяние точно соответствует природе Бога и противоречит природе сатаны. Раскаяние приходит от Бога, через совесть ли, через Божье или людское слово, через обличение. Это осознание неправедности, неправильности поступка, справедливый суд – не над человеком, а над поступком. Раскаяние (момент истины), ставя человека перед истиной факта, оставляет ему выбор в свободе, дарованной Богом – либо послушать дьявола, который после раскаяния дает мысль о невозможности прощения содеянного, либо Бога, который предлагает прийти к Нему с ПОКАЯНИЕМ (отречением от прежнего), получить прощение и жить. Раскаяние – Божье приглашение к покаянию.
Раскаяние Бог не предлагает ЗРЯ. Значит, для Иуды было прощение. В чем? В КРОВИ ТОГО САМОГО ИИСУСА, КОТОРОГО ОН ПРЕДАЛ! Подтверждается это и словами Иисуса, обращенными к предавшему Его: «Друг, для чего ты пришел?» Матф. 26:50 (Он всё еще друг Иисусу!) Если Иисус не бросает слов на ветер, впустую, то это обличение, в котором есть надежда на покаяние и прощение! Не эти ли слова вызвали раскаяние Иуды? Недаром два евангелия упоминают об этом (упрек: Лука 22:48).
Какая бездна любви, какая бездна прощения! Кто ты такой после этого, человек, говорящий: "нет мне (или другому) прощения"? Вот настоящий Иудин грех! Только тот, в ком нет прощения себе или ближнему, достоин звания Иуды! Надеваешь мантию судьи, сам выносишь приговор, сам приводишь в исполнение. Именно этот грех, а не предательство, привел Иуду к смерти, и причина его – гордыня. Печальное, но справедливое условие: есть прощение для всех, кроме непрощающих. У Бога не было препятствий для прощения Иуды. Препятствие было в Иуде – он избрал себе погибель, потому что избрал другого отца.
Чем же так плох этот последний грех, ставший для Иуды смертельным, несмотря на Божье предложение прощения? Казалось бы, столь сильное сожаление о сделанном, столь серьезная оценка своего греха должна говорить о высокой нравственной планке в человеке!
Вор в тюрьме тоже раскаивается: «Как глупо я попался! В другой раз сделаю это умнее!». Он жалеет не о содеянном. Он жалеет себя. Не себя ли жалел Иуда, скорбя о своей ошибке? Человеку, считающему себя умнее других, мысль о своем глупом поступке невыносима.
Иуда выступил в роли судьи, предъявил себе крупный счет, приговорил к смерти и привел приговор в исполнение. Этим он оскорбил Бога, взял на себя Его функции.
Когда человек берет на себя суд, он невольно ставит себя вровень с Богом, как Денница. Он считает себя достаточно компетентным, чтобы справедливо и правильно судить себя или других. Если человек считает грех непростительным, он а) решает за Бога б) отрицает Божью любовь и всепрощение в) ставит себя более нравственным, чем Бог, т.е., объявляет Его несвятым за то, что Он добр и прощает покаявшимся очень большие грехи, дает равную награду разным людям, последних делает первыми и жертвой Невинного покрывает грехи виновных.
Это очень опасная позиция. Это гордыня – грех, повергший в ад даже архангела Люцифера. Павел сказал: «Я и сам не сужу о себе» (1 Кор. 4:3). Христос сказал: «Я не сужу никого» (Иоанн 8:15).
Так пришлось сказать и тому человеку, который не мог себе простить: «Будешь держаться за свое непрощение – встанешь в один ряд с Иудой. Найди Бога, и в Нем найдешь прощение».
Итак, мы проследили, как эгоизм, гордыня, лукавство вели Иуду по ступеням греха, все к более и более тяжким деяниям. Нам есть чему поучиться. Какие мы сделаем выводы?
1. Нераскаянный грех ведет всегда к следующему, более тяжкому греху.
2. Непрощение перечеркивает твое спасение. Научись прощать себе и другим, если Бог тебе прощает.
3. Не относись легковесно к хлебопреломлению. Не подходи к нему с нечистым сердцем, лукавыми подозрениями, с обидой на ближнего, легкомысленно. Помни о теле Христа, которое было за тебя ломимо, и которое сегодня духовно есть Его церковь, к которой ты приобщаешься.
4. Дисциплинируй разум, не допускай к своему сердцу лакавого.
5. Не суди!


Станислав Вершинин

Комментарии

Читака - 26.01.2007 23:00:41

Насчет "отравления" вам не кажется, что это слишком уж вольный комментарий.
Знаете, в Библии, ведь, написано, чтобы не мудрствовали сверх написанного.


Станислав - 28.01.2007 23:05:49

Похоже, у меня дежавю. Точно помню, что вчера ответил Читаке, а сегодня ответа нет. Попробую повториться.
Я претендую на то, что это откровение. А вы проверяйте. Пока нет другого объяснения, а это не противоречит Духу Писания, оно истинно. Может, у вас есть другое объяснение, почему Иуда хлебом Иисуса отравился? Т.е., в него сатана вошел. Другими словами, этот хлеб ему не в пользу оказался?
А насчет "не мудрствовать сверх написанного" можно ответить: "сказано также", а дальше идут 33 цитаты против вашей. Навскидку: один пророчествует, а вы размышляйте. Пророчествует - это сверх написанного, а размышляйте (как же тогда "не полагайся на разум твой"?) А как тогда "разумное служение"? Поспорьте с богословами и евреями, которые еще 600 правил сверх написанного придумали, а они не глупее нас.
Ваша цитата - это левая граница, а есть еще правая. То, что между ними - и есть истина. Откровение все прибывает, и прибывает. Не заметили, как всемирная вера развивается за счет того, что сверх написанного, т.е., откровения и исследования? Католики покаялись во многих своих прежних исповеданиях: в отношении к женщинам, евреям, бедным, труду, коммунизму и т.д. Каждая настоящая проповедь - сверх написанного, новое откровение, бОльшая глубина.


Читака - 29.01.2007 01:49:19

Надеюсь, вы не станете лишать меня моего законного права на сомнение?
Замечу, что написано: "И после сего куска вошел в него сатана", не "И из-за этого куска вошел в него сатана".
Почему именно после куска произошло то, что произошло, не сказано. Вы же не будете утверждать, что Петр отрекся из-за того, что петух пропел.


Тарсянин - 01.04.2007 15:34:57

Станислав, я предлагаю простой выход:
Если предполагаете, то так и говорите: это у меня предположение.


Станислав - 01.04.2007 22:16:03

Принимаю ваше предложение: это у меня предположение, которое я считаю откровением. У вас есть другое предположение или откровение?
Читаке. Сомневаться не только имеем право, но и обязаны. Я уже цитировал: слушайте, и проверяйте. После того - не значит, из-за того. Но это место, на мой взгляд, говорит именно то, что написано: после этого куска вошел сатана. Что нам хотят сказать? Почему не в другое время, не по другой причине? Чем неправильна та причина, которую я привожу?


Кегль - 01.04.2007 22:38:33

Очевидно, потому что в таком деле как это, пища обычно не причем.


Станислав - 03.04.2007 22:54:48

Только не в то время. Вспомните, как Иисус Навин поел плесневелого хлеба. За это рядом с евреями всегда жил народ, сбивавший его с пути. За это пострадал Давид с его народом, потому что на этих людей поднял руку...Саул. Из-за рвения по народу Божьему! Вот цена кусочка хлеба в то время. Да и в Новом завете: с такими даже и не ешьте вместе.


Читака - 04.04.2007 11:06:03

Чтобы смело настаивать на связи между хлебом и "войдением сатаны", нужно иметь веские доводы. Где они? Мы видим только описание: вот взял и поел, и сатана вошел. Если во время отречения Петра пропел петух, то птица здесь не причем. Это лишь определенный сигнал. Если мы условимся начать операцию когда часы пробьют 12, то часы здесь не причем. Это лишь сигнал. Так и с хлебом. Хлеб - своего рода сигнал, а не "отрава", сигнал отметина такая, отмечающая отрпавную точку в повороте жизни Иуды.


Станислав - 17.11.2007 16:51:01

Извините, что поздно отвечаю - не всегда есть доступ к компу или и-нету, не всегда догадываешься заглянуть туда, куда нужно.
Согласен с вашими доводами, что все эти вещи - только сигналы. Хлеб тоже сам по себе - не более, чем символ (т.е., тоже сигнал). Но связь тут гораздо более сильная - именно потому, что Иуда принял этот хлеб, в него вошел сатана. В данном случае после того - значит, вследствие того. Может, объясните как-то иначе - почему сатана вошел именно в этот момент? Почему не раньше - когда ему удалось договориться с Иудой? Так могут рассуждать неверующие - Иисус дал апостолам хлеб, они поели. Если мы верующие, не можем не видеть глубокий духовный смысл. Он становится еще очевиднее, когда апостол Павел предупреждает о вполне физической опасности этого хлеба (как и о вполне физической пользе.) Поэтому я и говорю об ЭТОМ хлебе, как ЭНЕРГОВЕЩЕСТВЕ, принадлежащему обеим мирам - духовному и физическому. Если мы верим в духовную составляющую такого хлеба, то фраза о том, что мы не можем пить чашу бесовскую и чашу Господа, должна иметь для нас совершенно физический смысл (наряду с духовным). Так же сказано и про трапезу бесовскую - нам нельзя ее вкушать. Хотя там сказано- ради посторонних, как верующие, мы должны знать, что вкушение хлеба сатаны и хлеба Иисуса для нас кончится плачевно. Что и сделал лукаво Иуда, почему и поплатился.


Валерий - 18.11.2007 19:37:54

СТАНИСЛАВУ!Опять много слов и все вокруг собственного откровения.Но ведь есть СЛОВО!Бог- есть ЛЮБОВЬ!Не мог Иисус дать отравленый хлеб никому,и Иуде не мог!Знал Иисус,что Иуда предаст,говорил об этом Петру,но любил всех одинаково,и Иуду любил...не мог остановить его,давая выбор самому Иуде,как и всем нам дается выбор! (Берите,едите хлеб.То тело мое,за вас ломимое...)Разве может быть Господне-отравой?Подумайте,Станислав.Предательство же Иуды-часть плана Божьего.Показатель слабости мира и силы Господа!Предать Иуда должен был...Хлеб здесь ни причем!


Валерий - 18.11.2007 19:45:53

Станиславу!Сатана -тоже часть плана Божьего,а не какой-то всесильный элемент.Просто он оборзел,и обнаглел из-за греховности людской,и мерзости житейской.Его сила-наша греховность и слабость.Там,где нет греха-бессилен сатана!Иуда-слабое звено.Оно должно было разорваться...Так запланировано было,испить Исусу чашу, всю и одному!


Думало - 18.11.2007 22:36:15

Станислав пишет:
> В данном случае после того - значит, вследствие того

- С чего это вдруг?
Не вижу никаких оснований считать, что "после того" - значит "вследствии того". Заключение, сделанное вами, более чем умозрительное.
Будьте осторожнее, Станислав, с откровениями. Потому что откровения часто оказываются "откровениями". Боюсь, что это как раз тот случай. Не обижайте, что я прямо так говорю, но, как вы понимаете, иногда лучше горькая правда...


Имя:

Код подтверждения: введите цифрами сумму чисел: 7 + 10

Текст:

Жанры

Активные авторы

Все авторы: