Цветок герани

Здравствуйте, это я. Нет, Швабра - это не я, это левее, почти в углу. А там еще где-то рядом Совок, он вечно возле швабры и вечно валяется, и сроду грязный. А швабра - чистюля. Но работают они вместе. А если вам нужна Лестница на Боку, то идите к стене напротив. Она ничего, старушка добрая, только, между нами, дряхлая и ненадежная. Об этом при ней не говорят, но все знают. А пока вы будете к ней идти, вы наверняка споткнетесь о Железный Брус. Никто не знает, зачем он нужен и почему лежит на дороге. Но он, а вслед за ним и остальные твердо усвоили, что он -Железный и Брус, и что раз он тут лежит, значит так надо. Здесь еще много разных жителей, и каждый знает кто он, зачем нужен или был нужен, или понадобится. Здесь еще живу я. И я и все остальные не знают, кто я такой, зачем нужен и зачем я здесь живу. Предположения были разные, но они ничего не прояснили. Мои ближайшие соседи не церемонятся, они называют меня "дармоедом", а одна мышь, пробегая, как-то обронила: "Это что за урод?" Старуха-лестница меня жалеет: " Сиротка, бедолага."
Я долго мучился над загадкой моего бытия, а потом оставил это дело: "Сами вы все уроды", и расту себе. Да, дело в том, что я умею расти, а они не умеют. И когда я перестал считаться с ними и стал вот так нахально делать то, чего они не умет, а для меня естественно, они стали меня бояться. Мне дали новое имя "Индивидуалист" и оставили меня в покое, как необъяснимое явление. А я и рад, будто мешок с плеч - чужое внимание и советы, когда они сами ничего не понимают. Я пытаюсь делать то, что для меня естественно. Я просто расту. Я ненавижу то, что не дает мне это делать. Это что-то, огромное, что наполняет пространство вокруг - душит меня и борется со мной. Я чувствую движение внутри себя, чувствую неодолимый порыв вверх, и как в металлический потолок упираюсь в свое бессилие. Мне страшно не хватает чего-то, я ненавижу эту атмосферу, которая меня окружает, и не могу прорваться.
Есть у меня приятель. Неформал. Так он себя называет. Выглядит он как старая тряпка, наполовину закопанная в землю. Он здесь нелегально. И всех важных, нужных и легальных презирает. Нас сближает наше отшельничество и выброшенность за борт. Но я себя еще не нашел, а он уже потерял - раньше он был частью обивки большого полосатого матраса, потом через разные жизненные коллизии стал грязной вонючей тряпкой и теперь носит свою никчемность как заслуженный ветеран медали. Он страшный пошляк, но много чего знает, и поговорить с ним интересно. От него я узнал, что место, где мы живем называется "Подвал", и что здесь "темно как в аду". Он говорит, что я растение, но феноменально уродливое. "Ты уродлив до красоты, я тебя кое-кому покажу" - частенько говорил он. И однажды из земли показались чьи-то усы, а за ними морда. Морда принадлежала пожилому кроту, который и вылез на поверхность. Крот имел вид гнилой интеллигенции: имел помятый пиджак, встрепанную седину и очень слепые глаза. Перестав отдуваться, крот стал рыться в кармане, потом с достоинством водрузил на свои глаза огромные очки, и тогда произошла метаморфоза: глаза сейчас же увеличились в размерах и стали смотреть на меня настороженно, изучающе и пристально, так что я почувствовал, что крот - фигура внушительная, достойная страха и уважения. Мне пришла мысль, что глаза кажутся висящими между мордой и очками и стало чуть-чуть смешно, но засмеяться я не посмел. "Ничего себе знакомые у Старой Тряпки", - подумал я.
- Крот Иванович, - сказал крот. - Психотерапевт.
- Здравствуйте, - сказал я очень вежливо в ответ, не имея приличного имени, чтобы представиться.
Мне показалось, на мою старательную вежливость никак не отреагировали, вообще не заметили. Было чуть-чуть обидно. Показалось, что меня воспринимают, только как объект изучения, нуждающийся в коррекции. Тогда я высказал несколько довольно толковых фраз, должных несомненно доказывать, что я полноценная личность, способная на чувство, мысль и свободные действия.
Глаза психотерапевта продолжали выполнять свою наблюдательную функцию, отстраненно и холодно вися за очками. И я понял, что разбейся я в лепешку, промолчи или разразись ругательствами соотношение вещей бы не изменилось: психотерапевт был на одном конце стола, я -на другом, между нами непреодолимая пропасть, мое несовершенство и профессиональный интерес непогрешимого Крота.
Потом мы стали говорить обо мне: "Ты неправильно растешь, и неправильно развиваешься. В твоем возрасте растение такого типа имеет крепкий прямостоящий стебель, крупные листья и то, о чем ты даже не имеешь понятия - оно цветет и плодоносит. Было бы странно увидеть, как ты цветешь. Ты синий, ползучий, колючий - менее опытный профессионал вообще бы не понял, что ты за растение. Удивительный урод, - крот помолчал, потом, подумав, продолжил- Чтобы растению нормально расти и развиваться, ему необходим Свет. Согласен, света здесь мало, можно сказать, его здесь нет.
Но надо бороться. Развиваться. Советую такое упражнение: иногда дверь в этот подвал открывается и тьму рассеивают лучи света. Старайся так изогнуться, чтобы попасть в эти лучи, запомни, а потом, когда дверь снова закроется, и ты окажешься в темноте, мысленно воспроизводи этот свет и опять же мысленно ставь себя под него - и так до следующего реального луча. Чередуй реальные и воображаемые лучи. Упражнение надо делать постоянно, не бросать и не прерывать, тогда вскоре будет виден эффект, и тогда можно будет перейти к следующему комплексу упражнений системы коррекции личностного развития. Я согласен наблюдать за тобой при условии, что ты будешь аккуратно исполнять все мои предписания."
Я инстинктивно очень уважал Крота, и мне очень хотелось выглядеть, как цветущее растение с прямостоящим стеблем... но, когда все это говорилось, меня не оставляло ощущение, что я глупое быдло, которое загоняют в стойло.
Напоследок Крот Иванович посмотрел на меня очень внимательно, придав своему взгляду особую, ему одному понятную внушительность, и так как я молчал, произнес: "Ну тогда до следующего раза, милый мой." Когда он скрылся в своей норе, я остался один. Я попытался прикинуть, чем мне теперь придется заниматься; и чем больше я думал об этом, тем больше меня разбирал смех, а когда я вспомнил висящие перед мордой глаза, я не выдержал и рассмеялся вслух.
Честно говоря, по своему синему, колючему, ползучему характеру, я послал всех подальше. И решил, что если мне суждено быть уродом, буду полноценным Уродом, а не недоделанным цветком. С тем и остаюсь.

В один весенний солнечный день двери подвала, где хранился всякий скарб и огородный инвентарь, были распахнуты настежь - Солнце тут же затопило узкое помещение. Хозяйка, перебирая вещи, нашла глиняный горшок с каким-то непонятным ростком: "Бедный, ты-то как сюда попал, страшный-то какой!" Она выставила горшок с растением на веранду под солнце, решив посмотреть, что из него вырастет. Под солнечными лучами росток стал изменяться, и постепенно стало понятно, что это герань. А еще через некоторое время солнечный свет и заботливый уход хозяйки превратили росток в пышный зеленый кустик с алыми цветками. Алая герань все лето украшала хозяйкину веранду, вызывая восхищение соседок? Хэппи энд.

Мария Чугунова

Комментарии

Имя:

Код подтверждения: введите цифрами сумму чисел: 5 + 1

Текст:

Жанры

Активные авторы

Все авторы: